?

Log in

No account? Create an account

С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

. .. чем не ЖЖелтый Хач ?
lev_dmitrich lev_dmitrich
Previous Entry Share Next Entry
Поход князя Цицианова на Иреван, война и победа, возвращение его в отчаянии
циц
Князь Павел Цицианов

Вернувшись в Тифлис, князь Цицианов зиму провел в подготовке войска и снаряжении к походу. С наступлением весны он направился на Иреван (прим. Ереван). Правитель Иревана Мухаммед-хан неоднократно писал князю письма, в которых говорил: "Не теряйте времени. Немедля направьтесь в Иреван и осветите эти места восходом полумесяца ваших победоносных знамен. Как только появятся ваши доблестные войска, ключи от крепости тут же представлю вам, и подчинюсь высокой власти лучезарного российского государства".

Как раз в это время правитель Нахчевана Кельб-Али-хан находился в Иреване. Хотя Мухаммед-хан и был самостоятельным правителем Иревана, но при решении важнейших вопросов и устройство больших и малых дел (Иреванского ханства) было связано с волей Кельб-Али-хана и зависело от его советов.

Сардар (главнокомандующий русскими войсками князь Цицианов), продвигаясь вперед, дошел до местечка Уч-килиса (прим. Эчмиадзин) и велел разбить там величественные шатры.
Иранское же государство снабдило малолетнего Аббас-мирзу большим количеством войск, назначив его главнокомандующим, обеспечило его бесчисленным снаряжением и направило навстречу сардару Цицианову. Аббас-мирза, горя желанием вступить в бой, поднял знамя наступления.
Обе армии встретились в Уч-килисе. Тут произошла ожесточенная битва. Генерал Цицианов об этом сражения писал, что им было сделано "сильное отражение многочисленной толпы персиян, предводимых сыном Баба-хана”. Пыль из-под копыт коней затмила звезды, от блеска мечей на четвертом (своде) небес прищурились очи солнца.




абб
Сын шаха Аббас-Мирза



Салари:

"На поле брани от пыли, поднятой конями,
Не сверкали ни солнце, ни луна...
Крик и шум животных доносились до небес.
Ревели молодые воины, крича:
,,Бей, не щади!”
Выбивали ум из головы, истощали силы.
В той битве рекой лилась кровь”.

Большинство бойцов погибло, уцелевших было мало. Русские войска разделились на три группы. Кызылбаши (прим. персы) так штурмовали их, что светлый мир стал темным (т. е. черная пыль, поднятая столбом, заслоняла свет солнца). Русские войска потеряли друг друга из виду. Каждая группа полагала, что другая — поражена и уничтожена. Как только воздух прояснился, русские увидели, что все они живы и здоровы, а кызылбаши увидели, что они разбиты. Растения от их крови стали кызылбашами (прим. буквально красноголовые, здесь - головки растений окрасились их алой кровью). После этого поводья воли выпали из их рук. Они больше не могли оказывать сопротивления. Охваченные страхом, они не смели приблизиться к врагу. Отступив, они расположились лагерем выше Иревана, в сильно укрепленном убежище Канакире.

Цицианов вместе со своим войском расположился при Эчмиадзине на отдых. Затем он двинулся за ними (кызылбашами). Получилось так, что они настигли кызылбашей в сумерки. Увидя это, кызылбаши оставили все свои шатры и снаряжение и обратились в бегство. Русское войско захватило все оставшиеся от них вещи и запасы (прим. 30 июня 1804 г.) Оттуда они (русские войска) направились на осаду Иревана (Эриванская крепость была блокирована российскими войсками со (прим. 2 июля 1804 г.).

Отправив (в поход) Аббас-мирзу, Фетх-Али-шах с бесчисленным войском пошел вслед за ним. По дороге он услышал о поражении Аббас-мирзы. Продвигаясь со скоростью ветра и молнии, они соединились друг с другом в местечке, называемом Девелу (прим. ныне город Арарат).

В местности, находящейся выше Иревана, (они) вступили с русскими в крупное сражение. Не достигнув цели, они (иранские войска) пришли в совершенное расстройство, отступили и расположились в окружающей местности. Они нападали на людей везущих провиант. Русские войска окружили город Иреван, а кызылбаши окружили их (русских). Кызылбаши настолько отрезали все пути продвижения, что русские войска потеряли всякий выход. Даже участвовавшие в походе Цицианова грузинские князья во время своего бегства были схвачены кызылбашами и попали в плен (к ним). Фетх-Али-шах отправил сардара Пир-Кули с валием Гюрджистана Александром-мирзой в Дар-Ус-Сурур (прим. Тифлис).

Первыми отвернулись от русских и перестали подчиняться этому государству (России) илаты Казаха и Борчалу. Кроме Насиб-бека, оказавшего большие услуги в гянджинской битве и находившегося при майоре Лисаневиче, а также шемшедильцев, все остальные села и деревни близ города Тифлиса, все илаты и даже убежавшие в Башы-ачыг (Имеретию) сыновья валия, присоединившись к валию, подняли восстание против русских.

В селении Кара-Кулисе (прим. ныне Кировакан) находилось небольшое число солдат. Они (восставшие) окружили их и сельских жителей, но в конце концов не смогли овладеть этим местом. Из-за недостатка провианта в своей армии господин Цицианов снарядил и отправил в Гюрджистан (прим. Грузия) за провизией отряд до 150 солдат во главе с майором Кандраровым, которого называли Кара-майором (прим. черный майор), присоединив к нему Рустам-бека Мелик-Абу-оглы со своими людьми. Им было поручено как можно скорее доставить войскам продовольствие. Войска кызылбашей, узнав об этом, стали их преследовать. Три дня они их преследовали, имея с ними неоднократные стычки. Когда преследовавшие вступили в Панбак (прим. Памбак), они сообщили сардару Пир-Кули о том, что три дня ведут с ними усиленную борьбу и за это время не только привели их в отчаяние, но и сами от них пришли в отчаяние. Они просили Пир-Кули помочь им. Сардар Пир-Кули и сыновья валия присоединились к ним, и пришли к ним на помощь. Бой длился с утра до сумерек. В этом бою погибло много людей. Пока майор не был ранен, горячая схватка продолжалась, но как только майор, получив три пулевых ранения, умер, его солдаты пали духом и потерпели поражение. Армяне (из отряда Монтрезора) убежали и укрылись в пещере, превратив ее в укрепление. Наконец, и они попали в петлю плена.
Вернувшись оттуда, они (кызылбаши) осадили Кара-килису (Караклис), засели там и стали сеять семена смуты и раздора.

карта 1804

Губернатор с маленьким отрядом солдат отправил из Дар-ус-сурура для войск сардара (князя Цицианова) большое количество провианта, приблизительно до 200 арб. Когда обоз дошел до яйлага Джылгы, то илаты, расположившиеся на этом месте, пересекли ему дорогу. Попав в затруднительное положение, солдаты соорудили себе из арб укрепление и засели (укрылись за ними). Пригнав к своему укреплению немного баранов из отар илатов, они вошли в него и стали защищаться. Как ни старались и ни трудились илаты, но взять укрепления не смогли. Наконец, они вынуждены были уведомить об этом сардара Пир-Кули и просить у него помощи. Сардар Пир-Кули вскочил на своего быстроходного, подобного ветру, коня и прибыл к ним (на помощь).

Он (Пир-Кули) очень старался и измерял путь своих мероприятий шагами рассудка, но аркан его мыслей не мог охватить тех укреплений. Он не мог взять деревянного укрепления. Наконец, не достигнув цели, он потерял всякую надежду. От стыда и досады его лицо покраснело и он заплакал. С мокрыми глазами он пришел к подошве горы Аглаган (прим. буквально означает — плачущая) и упал на нее как слеза.

Как только весть об этом (об окружении солдат с двумястами арб) распространилась в Тифлисе, на выручку был послан генерал с тремястами солдат и с пушками на четырех арбах. (Он должен был), не останавливаясь (нигде), срочно доставить провиант войскам сардара (князя Цицианова). Когда генерал подошел к окруженным в укреплениях войскам, никто из илатов не посмел выйти ему навстречу. Сардар Пир-Кули также не решался выйти на арену боя. Взяв продовольствие, (русские) в целости и сохранности доставили его в Кара-килиса. Видя, что провиант не доставлен, крепость (Эривань) не удается взять, и в русских войсках появилась малярия, князь Цицианов вернулся в Кара-килису и роздал продовольствие воинам. Сардар Пир-Кули и злополучные сыновья валия, увидя это, были вынуждены с быстротою молнии бежать обратно.

Илаты Борчалы и других областей Гюрджистана отвернулись от могущественного (русского) государства и подняли голос восстания. Они просили переселиться в Карабаг и оставить свою древнюю родину.

Майор Лисаневич, узнав об этом, вместе с Насиб-беком, пришел к ним. Он давал им благие советы и смягчил их сердца. Он удержал их (от возмущения) до вступления сардара в пределы Гюрджистана. (Цицианов) пригласил к себе старейшин этих илатов в селение Садаклу (Садахло). Он отравил их мозги (сознание) сильным и горьким хазаром (прим. дикая ядовитая тыква) (он ядовито обратился к ним), говоря: "Что послужило причиной вашего восстания против могущественного государства, кто отравил ваше здоровое сознание?”

Не находя ответов на вопросы Цицианова, они наложили на свои уста печать молчания и волей-неволей покорились. Увидя такое состояние, море милосердия господина сардара разбушевалось (князь Цицианов растрогался) и сказал им: "Коль скоро это некрасивое и неподобающее дело случилось по вашей неосведомленности я закрываю глаза на вашу измену государству в прощаю ваши грехи. Но вы должны вернуть хозяевам все награбленные вами в Гюрджистане вещи”. После этого он (князь Цицианов) вступил в Гюрджистан. Через несколько дней он отправился для усмирения восставшего населения гор. После водворения там порядка и спокойствия, он возвратился в Тифлис, зиму провел там и весною поехал в Гянджу.


Мирза Адигезаль-бек «Карабаг-наме. Глава Х. Поход князя Цицианова на Иреван, война и победа, возвращение его в отчаянии в связи с невозможностью взять Иреван»