С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

Русской колбасы
lev_dmitrich lev_dmitrich
Previous Entry Share Next Entry
Вы нам необходимы, так как вы вооружены и атакуете Сталина, но мы вам тоже нужны
16837_19444

— Не стреляйте!
Мужчина, прокричавший эти слова на плохом немецком языке, вышел из сарая с поднятыми вверх руками. Этот рослый, тощий и небритый мужик в очках был одет в офицерскую куртку, сапоги и брюки, покрытые слоем грязи. Офицер из разведывательного подразделения XXXVIII армейского корпуса капитан фон Швердтнер сразу же узнал человека, разыскиваемого в течение месяца в болотах у реки Волхов, вблизи озера Ильмень. Он сделал знак переводчику, и тот медленно по-русски сказал:
— Генерал Андрей Андреевич Власов, вы являетесь пленным. Капитан фон Швердтнер просит вас сдать оружие и воинские документы.
Великан показал движением головы на дверь сарая и сказал очень быстро по-русски:
— Оружие находится там. У меня уже нет боеприпасов.
Так попал в плен генерал Андрей Власов, командующий 2-й гвардейской армией, состоящей из девяти пехотных дивизий, танковой бригады и двух артиллерийских полков. Тяжелые бои в болотистых лесах продолжались с марта до конца мая. Власов сдался лишь 11 июля 1942 года.
Я познакомился с ним только через два года, незадолго до операции «Фауст-патрон». Адриан фон Фелкерсам, который, как известно, хорошо говорил на русском языке, пригласил его вместе с несколькими офицерами штаба во Фриденталь.
О Власове и его движении написано много, но очень редко мнения об их деятельности соответствуют действительности. Прежде всего, необходимо принять во внимание тот факт, что Власов (я лично беседовал с ним в течение многих часов на немецком языке, который он знал достаточно слабо, или с помощью Фелкерсама) был профессиональным военным.
Он происходил из крестьянской семьи, родился в 1900 году. До окончания в 1930 году Военной академии имени Фрунзе (Советской академии Генерального штаба) служил в пехоте. Безусловно, его ликвидировали бы в 1937 году, когда были арестованы и приговорены к смертной казни маршалы Михаил Тухачевский и Василий Блюхер, а также 30 000 других офицеров, признанных предателями, если бы он в 1937–1938 годы не служил на Дальнем Востоке под командованием Блюхера, с которым его объединяло крестьянское происхождение и дружба. Можно предположить, что начальник предупредил его вовремя. Власов также был знаком с бывшим унтер-офицером царской армии Константином Рокоссовским, происходившим из старой шляхетской семьи, стало быть, он не родился, вопреки утверждениям некоторых, «в Варшаве в семье железнодорожника».
Мы воевали друг с другом в ноябре и декабре 1941 года под Москвой. Тогда Власов командовал 20-й армией, помешавшей нам захватить город после взятия нами Истры и Высокого. Он сообщил мне интересные подробности о поспешном бегстве Сталина, панике, царившей в Кремле, и рабочем бунте, подавленном войсками НКВД Берии. Власова называли тогда «избавителем Москвы!»
Во время нашей повторной встречи он сказал, что только маршал Тухачевский мог в 1936 году покончить со сталинским режимом: маршал хотел договориться с Германией. По словам Власова, документы, доказывающие вину Тухачевского, переданные двойным агентом Скоблиным в 1936 году Гейдриху, происходили прямо из Кремля. На процессе, рассматривавшем 24 января 1934 года старую большевистскую гвардию, Карел Радек, спасая собственную шкуру, обвинил перед прокурором Андреем Вышинским маршала Тухачевского, а также генерала Витовта Путну, бывшего руководителя советских военных миссий в Берлине и Лондоне. Несмотря на это, ему не удалось избежать смерти.



После ликвидации Тухачевского Сталин подписал немецко-советский пакт, одновременно увеличивая и перевооружая Красную Армию. Таким образом, он дал возможность Гитлеру захватить половину Польши и начать войну с Западом.
Российский диктатор рассчитывал, что сопротивление бельгийской, французской и нидерландской армий, а также британского экспедиционного корпуса продлится самое меньшее до весны 1941 года. Тогда не участвующий в конфликте Сталин стал бы арбитром и господином Европы; с политической точки зрения эта интрига была очень ловкой. Однако Сталин недооценил силы вермахта и оказался слабым военным специалистом.
Фелкерсам представил мне манифест движения Власова, отредактированный генералом в 1943 году. Вот он.
Русский Комитет ставит перед собой следующие цели:
— Свержение Сталина и его клики, уничтожение большевизма.
— Заключение почетного мирного договора с Германией.
— Создание новой России без большевиков и капиталистов, в дружбе с Германией и другими народами Европы.
Русский Комитет предлагает следующие принципы образования фундамента новой России:
1. Отмена принудительного труда и гарантия рабочим действительного права на труд, обеспечивающего их материальное благосостояние.
2. Отмена колхозов и систематическая передача земли в собственность крестьянам.
3. Восстановление торговли, ремесленничества и кустарных промыслов, а также предоставление возможности частной инициативе участвовать в хозяйственной жизни страны.
4. Создание условий, при которых интеллигенция могла бы спокойно работать на благо народа.
5. Гарантия общественной справедливости и защиты трудящихся от различных форм эксплуатации.
6. Обеспечение трудящимся действительного права на образование, отдых и спокойную старость.
7. Ликвидация власти террора, введение действительной свободы вероисповедания, свободы совести, слова, собраний и печати; гарантия неприкосновенности личности любого человека и его жилища.
8. Гарантия национальной свободы.
9. Освобождение всех политических заключенных большевизма и возвращение из тюрем и лагерей на родину всех преследуемых за борьбу с ним.
10. Восстановление за счет государства городов и сел, разрушенных во время войны.
11. Восстановление государственных фабрик и промышленных предприятий, разрушенных во время войны.
12. Аннулирование платежей, предусмотренных спекулянтскими договорами, подписанными Сталиным с англо-американскими капиталистами.
13. Обеспечение социального минимума инвалидам войны и их семьям.

Этот «Смоленский манифест» был немного модифицирован 14 ноября 1944 года в Праге.

vlasov-general-3

Власов произвел на меня впечатление человека, который хочет, чтобы Россию перестали считать азиатской страной и она приняла участие в строительстве более сильной и процветающей Европы. В свое время он находился в Сибири, тогда ему стало ясно, какую угрозу для его страны и всех европейцев представляет еще спящий Китай.
Подобная теория не соответствовала определенным расистским концепциям, которые защищал рейхсфюрер СС; они всегда казались мне опасными и утопическими. Власов обратил мое внимание на тот факт, что офицеры и солдаты русской царской гвардии традиционно имели рост 180 см, голубые глаза и вздернутый нос. А ведь они были не из Пруссии.
По мнению Власова, только сами русские могли победить большевизм. Тогда проклятие, брошенное в конце прошлого века Федором Достоевским, потеряло бы силу.
Когда я и Фелкерсам беседовали с Власовым, у него уже не было великорусской ментальности, и хотя с трудом, но он осознал, что такие страны, как, например, Украина, имеющие собственную, очень древнюю культуру, имеют право на самоопределение. Ему также стало понятно, что страны Прибалтики не являются собственностью России. Казаки понимали «социализм» по-другому, чем иные народы, населявшие Россию, а новое разделение земли оказалось труднорешаемой задачей.
Мы воевали. В вермахте было занято более 500 000 так называемых «хивис» (Hilfswillige) — русских военнопленных — оказывающих большую помощь в тылу. Первоначально Власов хотел, чтобы ему подчинили все русские силы, в том числе «хивис». Он смог бы тогда сформировать примерно тридцать дивизий, что представляло бы угрозу не только для Германии, но и для Европы. Он был достаточно умен, чтобы остановиться на более скромных целях.
Думаю, Власов находился под очень сильным впечатлением похвал, на которые не скупились ни Сталин, ни многочисленная русская и британская пресса. Его штаб убеждал генерала в том, что он является великим политиком, а также несравненным тактиком и стратегом.
Его Русская освободительная армия (РОА) получила довольно сильную пропагандистскую поддержку, и многие русские беглецы сдавались нам или прямо батальонам Власова. Среди беглецов, конечно же, находились агенты Сталина, которые, по понятным причинам, больше других критиковали большевистский режим. В Праге был образован новый Комитет освобождения народов России (КОНР); множественное число в названии было необходимо.
В целях и видении будущего Власова появился позитивный, европейский аспект, представлявший очень большой интерес. Он охотно признавал, что, с общественной точки зрения, доктрина марксизма-ленинизма действительно устарела.
Самым важным делом для Власова являлось уничтожение Сталина и режима, удерживающего русский народ в еще более жестоком рабстве, чем в царские времена. Его армия должна была стать «освободительной социалистской армией».
По правде говоря, Власов, излагавший свои взгляды систематически и точно, произвел на меня очень хорошее впечатление. Он вел себя не как наемник, не был он и ослепленным ненавистью фанатиком. Он был реалистом. «Вы нам необходимы, — сказал мне Власов, — так как вы вооружены и атакуете Сталина, но мы вам тоже нужны».

О Сталине он высказывался очень сурово. Ему было известно, что советская ставка располагала данными первостепенной важности, благодаря организованным разведывательным сетям.
«Мы были не в состоянии, — сказал он нам, — использовать все данные. Потому что Сталин, Ворошилов и Буденный, а также и их окружение являются скверными стратегами. После казни Тухачевского Сталин избрал начальником Генерального штаба Бориса Шапошникова. Однако Шапошников, начавший службу в Генеральном штабе в 1910 году, является офицером старой царской школы. Для Сталина полк, дивизия или армия являются машинами, используемыми для изматывания противника, не принимая во внимание потери. Принимается в расчет только политрук, погоняющий стадо вперед. Это массовая бойня. Наш народ истек кровью… Мои соотечественники, попавшие в плен к немцам, не только не защищены международными договорами Красного Креста, которые Сталин никогда не хотел подписывать, но считаются партией ВКП(б)предателями».
Проблема русских военнопленных (мы захватили их приблизительно 5 000 000) в большинстве случаев не решалась. В ситуации, когда мы не могли обеспечить регулярное снабжение своих войск, их питание на фронте оказалось невероятно трудной задачей для немецкой военной администрации. Кроме того, нам было известно, что с нашими пленными в СССР обходятся грубо и с необыкновенной жестокостью, о чем искренне сожалел Власов.
Он жаловался, что ему все еще не доверяют, в то время как он предложил свои услуги в борьбе со Сталиным.
После этой беседы мне иногда приходилось слышать о Власове, однако моя деятельность не имела ничего общего с ним, поэтому наши дороги уже больше никогда не пересекались.
По-моему мнению, настроенных против Сталина русских военнопленных, а таких было много, необходимо было использовать в войне уже летом 1941 года, формируя из них роты и батальоны. Использовать русских добровольцев в соединениях крупнее батальона становилось уже очень опасно.
В конце войны Власов командовал двумя дивизиями на севере Чехословакии. Командиром 1-й дивизии был генерал Буняченко, а 2-й — генерал Трухин. Эскадрильей русских истребителей руководил полковник Мальцев.
Мне вспоминается, как обе эти русские дивизии внезапно повернули оружие против нас в Праге 1 мая 1945 года. Русские сыграли ту же роль, что и румыны в предыдущем году. Дело приняло бы опасный поворот, если бы не произведенный только что в фельдмаршалы Фердинанд Шернер, который применил против них драконовские меры.
Я не верю, чтобы такой реалист, как Власов, полагал, что этот поворот спасет его. Он очень хорошо знал Сталина. Просто требовалось выиграть в наступившем замешательстве несколько дней, чтобы дать возможность своим частям уйти на Запад.
Мне сообщали о событиях в Праге, так как по просьбе фельдмаршала, с которым я встретился в его штабе севернее Оломоуца 10 апреля 1945 года, я направил остатки «Охотничьего подразделения Восток II» — примерно 100 человек — с приказом взорвать мост, находящийся уже в руках неприятеля, на автостраде вблизи Вроцлава. После выполнения задания нашему спецподразделению пришлось прокладывать себе дорогу через позиции русских. Наши стрелки мужественно сражались с 15 апреля до 15 мая, являясь последними солдатами этой великой войны. Отступая днем и ночью, уже через четыре или пять дней после капитуляции вермахта они дали бой танкам, чтобы прикрыть отход беженцев, преследуемых советской военщиной, которая ничего и никого не щадила ни в этом, ни в других регионах страны.
Во время отхода к Эгеру и чешско-немецкой границе наши добровольцы видели людей Власова, спасающихся бегством на Запад в немецких мундирах.
Некоторым из них это удалось; их не выдали.

vlasov-kazn

Однако Власову и его штабу не повезло. Американцы выдали их Советскому Союзу по приказу Эйзенхауэра, несмотря на то, что генерал Пэттон подписал им охранную грамоту. Сталин приказал повесить Власова и его штабных офицеров 12 августа 1946 года, его солдаты были отправлены в лагеря. Некоторые из них оказались товарищами по неволе Александра Солженицына. В «Архипелаге ГУЛАГ» он описал отчаяние этих людей, желавших уничтожить сталинизм. Солженицын напомнил, что массовое истребление людей начал в 1920 году Ленин, а продолжил Сталин. В СССР все еще существуют концентрационные лагеря, но кто переживает по этому поводу?

Отто Скорцени «Неизвестная война»


?

Log in

No account? Create an account