С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

дед Нихто
lev_dmitrich lev_dmitrich
Previous Entry Share Next Entry
Математика на пальцах



Вот и наступил долгожданный праздник, даже 200 рублей не осталось.



Это явно очень глубокомысленная многоходовка, чем больше стоит доллар, тем лучше для российской экономики, рублевые доходы бюджета увеличиваются. Не переживайте, господа , Путин не может ошибаться .

image

За удовольствие кричать "Крым наш" - нужно платить. Ждем дальше , новые "психологические барьеры".

И главное, никто не усматривает связи между санкциями и гопным поведением царя Пу Ху первого. А кто усматривает, тот "пятая колонна" и национал-предатель.

Не глупее вас и кенийской обезьяны, не обольщайтесь. И то что не согласные с присоединением Крыма и защитой русского населения бывшей Украины суть пятая колонна тоже не секрет. Странно было бы обратное.

L 0[ vCJud#WTL ʂHTIX]cb8_%A<|a^/qhFd

Все так , истерия будут нагнетать , имхо /




Edited at 2014-12-01 09:30 am (UTC)

"Ровно десять лет тому назад рабочий Пантелей Грымзин получил от своего подлого гнусного хозяина кровопийцы поденную плату за 9 часов работы — всего два с полтиной!!! «Ну, что я с этой дрянью сделаю?.. — горько подумал Пантелей, разглядывая на ладони два серебряных рубля и полтину медью... — И жрать хочется, и выпить охота, и подмётки к сапогам нужно подбросить, старые — одна, вишь, дыра... Эх, ты жизнь наша распрокаторжная!!» Зашёл к знакомому сапожнику: тот содрал полтора рубля за пару подмёток.

— Есть ли на тебе крест-то? — саркастически осведомился Пантелей.

Крест, к удивлению ограбленного Пантелея, оказался на своём месте, под блузой, на волосатой груди сапожника. «Ну, вот остался у меня рупь-целковый, — со вздохом подумал Пантелей. — А что на него сделаешь? Эх!..» Пошел и купил на целковый этот полфунта ветчины, коробочку шпрот, булку французскую, полбутылки водки, бутылку пива и десяток папирос, — так разошёлся, что от всех капиталов только четыре копейки и осталось. И когда уселся бедняга Пантелей за свой убогий ужин — так ему тяжко сделалось, так обидно, что чуть не заплакал.

— За что же, за что... — шептали его дрожащие губы. — Почему богачи и эксплуататоры пьют шампанское, ликёры, едят рябчиков и ананасы, а я, кроме простой очищенной, да консервов, да ветчины — света Божьего не вижу... О, если бы только мы, рабочий класс, завоевали себе свободу!.. То-то мы бы пожили по-человечески!..

Однажды, весной 1920 года рабочий Пантелей Грымзин получил свою поденную плату за вторник: всего 2700 рублей. «Что ж я с ними сделаю, - горько подумал Пантелей, шевеля на ладони разноцветные бумажки. — И подмётки к сапогам нужно подбросить, и жрать, и выпить чего-нибудь — смерть хочется!» Зашёл Пантелей к сапожнику, сторговался за две тысячи триста и вышел на улицу с четырьмя сиротливыми сторублёвками. Купил фунт полубелого хлеба, бутылку ситро, осталось 14 целковых... Приценился к десятку папирос, плюнул и отошёл. Дома нарезал хлеба, откупорил ситро, уселся за стол ужинать... и так горько ему сделалось, что чуть не заплакал.

— Почему же, — шептали его дрожащие губы, — почему богачам всё, а нам ничего... Почему богач ест нежную розовую ветчину, объедается шпротами и белыми булками, заливает себе горло настоящей водкой, пенистым пивом, курит папиросы, а я, как пёс какой, должен жевать черствый хлеб и тянуть тошнотворное пойло на сахарине!.. Почему одним всё, другим — ничего?..

Эх, Пантелей, Пантелей... Здорового ты дурака свалял, братец ты мой!....."

Ровно 100 лет

?

Log in

No account? Create an account