?

Log in

No account? Create an account

С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

Конец османского владычества в Иерусалиме
Я
lev_dmitrich
карта palestine-campaign-1000
Карта военных действий в Палестине и Сирии 1917-1918гг

К 7 ноября османская армия отступила по всему фронту. Сложный план Алленби полностью сработал. Его войска беспрепятственно вошли в Газу. Там к этому моменту не осталось ни одного человека, поскольку перед началом боевых действий османы принудительно эвакуировали из города все гражданское население. Британские солдаты вошли в город по узким улочкам, на которых не осталось ни одного целого дома. Газа превратилась в город-призрак.
Оставив позиции у Газы, османские войска попытались закрепиться на новой оборонительной линии, чтобы остановить Египетские экспедиционные силы, прежде чем те достигнут Иерусалима. Однако группа армий «Йылдырым» все еще находилась в процессе формирования, а армия Алленби, почти в полном составе, продолжала наступать. Конная дивизия АНЗАК-а (прим. Австралийско-Ново-Зеландский армейский корпус) преследовала турок вдоль Средиземноморского побережья, британская пехота 14 ноября захватила важный железнодорожный узел к югу от Иерусалима. На следующий день конная дивизия АНЗАКа взяла города Рамла и Лидда, Австралийская конная дивизия захватила Латрун, а 16 ноября Новозеландская бригада заняла портовый город Яффа. Блокированный с юга и запада, Иерусалим был обречен.
Девятого ноября, через два дня после вступления сил Алленби в Газу, газета Jewish Chronicle опубликовала документ, который определял новую британскую политику в Палестине. В форме краткого официального письма к Уолтеру Ротшильду от 2 февраля 1917 года министр иностранных дел Великобритании Артур Бальфур представил декларацию, которая впоследствии получила его имя:
«Правительство Его Величества с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа и приложит все усилия для содействия достижению этой цели; при этом ясно подразумевается, что не должно производиться никаких действий, которые могли бы нарушить гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине или же права и политический статус, которыми пользуются евреи в любой другой стране».

Декларация Бальфура была со стороны британского правительства экстраординарным заявлением. Британская армия только что вступила в Палестину и находилась далеко от Иерусалима, однако правительство уже предвкушало победу, давая обещания в отношении все еще суверенной территории Османской империи.Collapse )

Османская империя стала главным бенефициаром Брест-Литовского мирного договора
Я
lev_dmitrich
таааа
Делегация Центральных держав в Брест-Литовске. Слева направо: генерал М.Гофман, О.Чернин, Талаат-паша, Р. фон Кальман.

Представители Центральных держав встретились с делегацией большевистского правительства в штабе немецкой армии в Брест-Литовске. Призвав заключить «мир без аннексий», русские надеялись вернуть себе территории, захваченные Германией и Австрией, однако их предложение заинтересовало только османскую сторону. Младотурки сели за стол мирных переговоров с целью добиться не только восстановления границ 1914 года, но и возвращения «трех провинций» — Карса, Ардагана и Батуми, — отошедших России в 1878 году.
После двух раундов безрезультатных переговоров немецкая армия возобновила боевые действия на русском фронте и 18 февраля 1918 года начала наступление на Петроград. Беззащитный перед натиском немецкой армии, глава русского правительства Владимир Ленин поручил переговорщикам заключить мирный договор с Центральными державами на любых условиях. Воспользовавшись слабостью русских, младотурки сумели добиться удовлетворения всех своих требований — включая восстановление границ 1914 года и полного ухода русских из трех указанных провинций, окончательная судьба которых должна была решиться на общенародном референдуме, проведенном османскими властями. Таким образом, Османская империя стала главным бенефициаром Брест-Литовского мирного договора, подписание которого состоялось 3 марта 1918 года.
На следующий день младотурецкое правительство сообщило эту радостную новость в палате депутатов, вызвав небывалый всплеск энтузиазма. Политики рассматривали мир с Россией как прелюдию к общему миру и окончанию войны. Как нельзя более благоприятные условия договора — который, помимо прочего, возвращал Турции давно утраченные территории и фактически ставил крест на «исторических» притязаниях России на Константинополь и проливы — были достойной платой за все страдания и чудовищные жертвы, понесенные населением Османской империи в этой войне. Мирный договор вернул османам надежду на то, что они смогут выйти из нее победителями.

Большевики сделали все возможное, чтобы дискредитировать политику прежнего царского правительства. Уже в конце ноября 1917 года по приказу народного комиссара по иностранным делам Льва Троцкого в советской газете «Известия» были опубликованы секретные документы, названные «грязным бельем старого режима». Наибольшую сенсацию вызвала публикация соглашения Сазонова — Сайкса — Пико, тайного трехстороннего договора о разделе Османской империи. Иностранные корреспонденты в Москве немедленно телеграфировали об этих разоблачениях в свои издания. Газета Manchester Guardian стала первой, кто 26 и 28 ноября 1917 года обнародовал для англоязычных читателей сенсационную информацию о соглашении Сайкса — Пико.

ми
Хусейн ибн Али аль-Хашими — шериф Мекки, 1-й король Хиджаза (1916—1924)

Османское правительство ухватилось за эти разоблачения, чтобы очернить восставшего шерифа Хусейна и его сына Фейсала, командующего арабской армией. Четвертого декабря 1917 года (всего за несколько дней до падения Иерусалима) Джемаль-паша выступил в Бейруте с публичной речью, раскрыв условия соглашения Сайкса — Пико ошеломленной аудитории. Выставив шерифа Хусейна и его сыновей простофилями, обманутыми коварными британцами, он возложил на лидеров арабского восстания всю ответственность «за приближение врага к стенам Иерусалима».
«Если бы существовала хотя бы отдаленная перспектива того, что его мечты о независимости станут реальностью, восстание в Хиджазе еще можно было бы объяснить хоть какими-то разумными доводами. Однако теперь мы знаем истинные намерения британцев — не понадобилось много времени, чтобы они вышли на свет. Только представьте, на какое унижение обрек себя шериф Хусейн, променяв свой высочайший титул, дарованный ему халифом исламского мира, на звание британского раба».
Османские власти постарались, чтобы речь Джемаля в переводе на арабский язык была напечатана во всех сирийских газетах. Партии бейрутских и дамасских газет были отправлены по железной дороге в Медину и тайно переброшены в Мекку, чтобы довершить унижение Хашимитов.
Не сказать, чтобы шериф Хусейн и его сын Фейсал не знали вовсе о планах французов и англичан по разделу османских земель. Еще в начале года сэр Марк Сайкс и Жорж Пико посетили Джидду, чтобы проинформировать шерифа и его сына об условиях своего соглашения. Однако британский и французский дипломаты старались изъясняться как можно более туманно, зная, что полное раскрытие союзнических планов поставит англо-арабский альянс под угрозу. Сайкс заверил шерифа Хусейна, что британцы планируют краткосрочную оккупацию Ирака и заплатят «ренту» за то время, пока будут там находиться. Он также убедил шерифа, что присутствие Франции в Сирии будет иметь формат столь же краткосрочной аренды небольшой территории в прибрежном районе. Таким образом, из речи Джемаль-паши шериф Хусейн узнал об англо-французских территориальных притязаниях гораздо больше, чем от своих французских и британских союзников.


фейсал King_Faisal_I_of_Syria_in_July_1920
Фейсал I ибн Хусейн (20 мая 1883 — 8 сентября 1933) — основатель и первый король современного Ирака, первый и последний король Сирии.

Джемаль-паша надеялся использовать соглашение Сайкса — Пико, чтобы убедить Хашимитов отказаться от продолжения восстания и вернуться под власть османского султана-халифа в обмен на полное прощение. Такое примирение радикально изменило бы положение османов в Сирии и Ираке. Хорошо вооруженная арабская армия, созданная шерифом для борьбы с османами, повернула бы оружие против самих британцев. Армия Фахри-паши смогла бы покинуть Медину, и вместе с Кавказской армией, освободившейся в результате перемирия на русском фронте, они могли бы изгнать британцев из Багдада и Иерусалима. Младотурки считали, что возвращение лояльности арабов позволит империи уцелеть в войне.
В декабре 1917 года Джемаль-паша отправил Фейсалу в Акабу курьера с тайным посланием. Лидер младотурок предложил арабам полную автономию в составе Османской империи — реальную автономию вместо иностранного господства, которое они получили бы по соглашению Сайкса — Пико, — в обмен на лояльность Хашимитов. Фейсал не стал отвечать на письмо Джемаля, а переслал его отцу. Шериф, в свою очередь, отправил письмо сэру Реджинальду Уингейту, британскому Верховному комиссару в Египте. Упомянув о декларации Бальфура и соглашении Сайкса — Пико, обнародованных в ноябре 1917 года, шериф Хусейн потребовал от своего британского союзника объяснений.
Британские чиновники в Египте оказались в затруднительном положении. Они не играли никакой роли в разработке секретных планов послевоенного раздела, а теперь были вынуждены отвечать от имени британского правительства. Ставки были предельно высоки, так как эти несвоевременные разоблачения подвергали опасности британские кампании в Месопотамии и Палестине и угрожали уничтожить англо-хашимитский союз и арабское восстание, которое как раз набирало обороты.
В своем письме, датированном январем 1918 года, глава Каирского бюро по арабским делам Д. Хогарт постарался развеять опасения шерифа относительно декларации Бальфура. Он в очередной раз подтвердил позицию союзников, заключавшуюся в том, что «арабская раса должна получить еще одну полноценную возможность сформировать национальное государство» и что «ни один народ не будет подчиняться другому» в Палестине. Однако «мировая еврейская общественность» выступает за «возвращение евреев в Палестину», и британское правительство поддерживает это устремление. Хогарт заверил своего арабского союзника в том, что во многих государствах евреи обладают «значительным политическим влиянием», и посоветовал арабам «не отказываться так легко» от дружбы с ними.
Прежде чем ответить на вопросы шерифа о договоренности Сайкса — Пико, Уингейт обратился за консультацией в министерство иностранных дел. Лондон ответил 8 февраля 1918 года классическим дипломатическим пустословием. Британское правительство поблагодарило шерифа за пересылку письма Джемаля, призвало проигнорировать его как явную попытку «посеять сомнения и подозрения» между Хашимитами и союзными державами Антанты и подтвердило «приверженность правительства Его Величества делу освобождения арабских народов».
Даже если шериф был обеспокоен тем, что британцы не подтвердили и не опровергли содержание тайных планов раздела, он и его сыновья зашли слишком далеко в своем восстании против Османской империи, чтобы теперь повернуть назад. Письмо Джемаля так и осталось без ответа. Уцепившись за заявления британцев, подтверждавшие их приверженность идее арабской независимости, шериф Хусейн и его сыновья продолжили борьбу против османской власти, надеясь своими успехами на поле боя отвоевать себе то, что британцы и французы намеревались отнять у них посредством тайной дипломатии.

«Падение Османской империи» Глава 13. От перемирия до


Ответственность за массовые убийства армянского населения
Я
lev_dmitrich
карта genocide_map

В ночь на 1 ноября младотурецкие триумвиры в обстановке полной секретности погрузились на борт немецкого военного корабля и бежали из османских земель. Мехмед Талаат, Исмаил Энвер и Ахмед Джемаль в сопровождении четырех своих ближайших советников доплыли до Одессы и по суше добрались до Берлина. Их немецкие союзники, зная, что младотурецкую верхушку ожидает правосудие победителей, предоставили беглецам убежище. Османская пресса выражала общественное возмущение тайным побегом триумвиров, оставивших турецкую нацию разбираться с последствиями младотурецкой политики и чудовищных преступлений военного времени — в частности, направленных против армянского населения.
В османском парламенте и прессе разгорелись открытые дебаты об армянских погромах ноября 1918 года. Тогда, как и сейчас, не было точных данных о количестве погибших в результате этих правительственных мер. В ходе обсуждений члены османского парламента называли цифры от 800 000 до 1,5 млн погибших армян. Так или иначе, всем было ясно, что геноцид бросает мрачную тень на мирные переговоры с державами-победительницами.
Державы Антанты открыто осудили действия османского правительства по уничтожению армян. Соединенные Штаты и Великобритания наиболее настойчиво призывали к покаранию за преступления против человечности, совершенные турками в военное время. В попытке избежать суровых условий мирного урегулирования новое османское правительство приняло решение создать военные трибуналы, чтобы осудить тех, кто обвинялся в причастности к уничтожению армянского населения. Новые власти надеялись представить младотурецких лидеров как главных архитекторов геноцида и убедить международную общественность обрушить всю силу карающего правосудия на них, а не наказывать турецкий народ в целом.
В период с января по март 1919 года османские власти издали приказы об аресте 300 человек. Среди них были губернаторы провинций и члены парламента от партии «Единение и прогресс», а также местные чиновники более низкого ранга. Хотя аресты производились без предупреждения, посреди ночи, многие — так же как триумвиры и их советники, — сумели бежать и были осуждены заочно. Главный турецкий военный трибунал был созван в Стамбуле. Судебные процессы были открыты для общественности, доказательства и судебные решения публиковались в официальном вестнике Takvîm-i Vekâyi.
Все опубликованные обвинительные акты возлагали полную ответственность за массовые убийства армянского населения на младотурецкое руководство. Прокуроры утверждали, что «все погромы проводились по приказу и с ведома Талаата, Энвера и Джемаля». Они приводили слова одного чиновника из Алеппо, который заявил, что «получил приказ об уничтожении» от «самого Талаата» и потому был убежден, что «благополучие страны» зависит от истребления армянского населения. В одной из телеграмм, представленной суду в качестве доказательства, доктор Бехаэддин Шакир, предполагаемый архитектор геноцида, требовал от губернатора Мамуретюлазиза (Элязыга) «честного отчета» о «ликвидации армян» в своей провинции: «Вы сообщили, что избавились от этих смутьянов, но каким именно образом? Уничтожили или просто выслали из своих земель?»
Показания свидетелей позволили понять, как были организованы массовые убийства: напечатанные на бумаге официальные приказы о депортации сопровождались устными указаниями об уничтожении депортированных. Были представлены доказательства того, что власти освобождали из тюрем осужденных убийц и создавали из них «банды мясников». Прокуроры собрали документы, которые убедительно доказывали причастность секретной разведывательной организации Энвера «Тешкилят-и Махсуса» к формированию таких банд. Также были собраны многочисленные свидетельские показания о массовых убийствах, признания отдельных людей в ответственности за смерть тысяч человек и отчеты местных властей о депортации сотен тысяч армян.
После нескольких месяцев судебных разбирательств трибуналы приговорили к смертной казни 18 человек, обвиненных в причастности к массовому уничтожению армян. Талаат, Энвер и Джемаль были приговорены к смертной казни наряду с другими главными лидерами «Единения и прогресса», такими как доктор Бехаэддин Шакир и доктор Мехмед Назим, которые также бежали. Пятнадцать человек были осуждены заочно, и только три нижних чина в конечном итоге отправились на виселицу. Мехмеда Кемаля, вице-губернатора Йозгата, который, как утверждал Григорис Балакян, был ответственен за гибель 42 000 армян, повесили 10 апреля 1919 года. Начальника жандармерии Эрзинджана Хафыза Абдуллу Авни казнили 22 июля 1920 года. Третья и последняя казнь состоялась 5 августа 1920 года, когда был повешен глава округа Байбурт Бехрамзаде Нусрет.
К августу 1920 года стало понятно, что военный трибунал не собирается привлекать к ответственности главных виновников. Также стало очевидно, что эти суды не спасут Османскую империю от суровых условий мирного урегулирования. Оказавшись бесполезными, военные трибуналы прекратили свою работу. Однако протоколы этих судебных заседаний представляют собой самый полный массив доказательств, когда-либо собранных турецкими властями в отношении организации и осуществления массового уничтожения армян. Эти протоколы, опубликованные на османском языке, находятся в открытом доступе с 1919 года и сводят на нет любые попытки отрицать роль младотурецкого правительства в истреблении армянской общины на территории Османской империи.

Не желая мириться с тем, что младотурецкие лидеры избежали правосудия, группа армянских боевиков из партии «Дашнакцутюн» взяла возмездие в свои руки. С марта 1921-го по июль 1922 года в рамках операции «Немезис» (названной в честь богини мщения Немезиды) дашнаки совершили серию убийств ключевых лидеров младотурок, причастных к геноциду армян.
Первый удар асассины нанесли в Берлине, где нашли убежище многие младотурки. Пятнадцатого марта 1921 года 20-летний Согомон Тейлерян, переживший геноцид уроженец Эрзинджана, застрелил Талаат-пашу. Молодой убийца был арестован, судим и оправдан немецким судом, признавшим, что в момент убийства Тейлерян, семья которого погибла в ходе геноцида, находился в состоянии невменяемости. Пятого декабря 1921 года Аршавир Ширакян, 21-летний уроженец Стамбула, убил в Риме бывшего великого визиря Саида Халим-пашу, а 17 апреля 1922 года принял участие во втором покушении, в ходе которого были застрелены доктор Бехаэддин Шакир и Джемаль Азми, прославившийся своими зверствами губернатор провинции Трабзон.
Двое оставшихся в живых триумвиров, Джемаль и Энвер, встретили свою смерть на Кавказе и в Центральной Азии. Армянские убийцы выследили Джемаль-пашу, бывшего генерал-губернатора Сирии, в грузинском городе Тбилиси и убили его 25 июля 1922 года. Он был бы удивлен, если бы узнал, что его убийцами стали армяне, а не арабы. Тогда как в Сирии Джемаля ненавидели из-за расправ над арабскими националистами, в заслугу ему ставили то, что он поселил в сирийских провинциях большое количество депортированных армян — около 60 000 в одном только январе 1916 года. Однако меры, предпринятые им с целью заставить переживших марши смерти армян обратиться в ислам — что было равносильно уничтожению армянского населения, только другим способом, — свели на нет все его заслуги. Из бывшего правящего триумвирата только Энвер ускользнул от убийц. Лидер младотурок нашел прибежище недалеко от Душанбе, в таджикско-узбекских приграничных районах, и был убит как командир отряда басмачей в бою с большевиками в августе 1922 года.
К 1926 году 10 из 18 человек, приговоренных к смертной казни стамбульскими военными трибуналами за причастность к геноциду армян, были мертвы. Другие восемь убийц рангом ниже избежали казни, но до конца своих дней были вынуждены скрываться от возмездия.

«Падение Османской империи» Заключение





От Версаля до Лозанны
Я
lev_dmitrich
версальского-договора

Османы ничего не могли сделать, чтобы смягчить условия, которые собирались выдвинуть на Парижской мирной конференции державы-победительницы. С самого начала войны Великобритания, Франция и Россия вели переговоры о будущем разделе османских земель. Хотя после большевистской революции Россия отказалась от своих притязаний, ее место заняли новые союзники. Италия и Греция, обе относительно поздно вступившие в войну с Османской империей (Италия — в августе 1915 года, Греция — только в июне 1917 года), жаждали получить лакомые куски османской территории ничуть не меньше, чем в свое время царская Россия. В апреле 1919 года итальянцы высадили десант в средиземноморском порту Анталия, а 15 мая греческие войска заняли порт Измир.
Когда османские делегаты предстали перед Верховным советом Парижской мирной конференции в июне 1919 года, они едва ли могли рассчитывать на сочувствие. Апеллируя к «принципам президента Вильсона» — в частности, к 12-му из предложенных им «14 пунктов» мирного урегулирования, согласно которому Османская империя должна была получить «обеспеченный и прочный суверенитет», — они изложили свое видение послевоенной империи. По сути, они хотели сохранить все территории в границах октября 1914 года, разделив их на области, находящиеся под прямым турецким правлением (в Анатолии и Фракии), и зоны с высокой степенью местной автономии под Османским флагом (в арабских провинциях и на спорных островах в Эгейском море). «В Турции все понимают серьезность момента, — утверждалось в османском меморандуме. — Однако османский народ тверд в своих убеждениях: он не примет расчленения Империи или ее разделения в рамках различных мандатов».
Через пять дней после представления османской делегацией своего меморандума, 28 июня 1919 года Германия подписала с державами Антанты Версальский мирный договор. Этот договор наглядно показывал, сколь суровые условия державы-победительницы собирались выдвинуть побежденным Центральным державам. Он возлагал на Германию всю ответственность за ущерб, нанесенный в ходе войны, и предусматривал почти полное ее разоружение. Германия также теряла значительные территории общей площадью около 65 000 кв. км и, кроме того, должна была выплатить беспрецедентные по размеру репарации на сумму $31,4 млрд (£6,6 млрд).
Требования, предъявленные к другим побежденным странам, едва ли можно считать менее жесткими. Мирный договор с Австрией, подписанный 10 сентября 1919 года в Сен-Жермен-ан-Ле, закреплял распад Австро-Венгерской империи, возлагал на Австрию ответственность за развязывание войны, налагал значительные военные репарации и распределял территорию империи среди ряда государств-преемников, включая Венгрию, Чехословакию, Польшу и Королевство сербов, хорватов и словенцев (впоследствии переименованное в Югославию).
В ноябре 1919 года в Нейи-сюр-Сен союзные державы подписали мирный договор с Болгарией, вошедший в историю страны как «вторая национальная катастрофа» (первой было поражение Болгарии во Второй Балканской войне 1913 года). По договору Болгария лишалась территорий в Западной Фракии (которые в конечном счете были отданы Греции) и на западных границах и была обязана выплатить £100 млн в качестве репараций.
Мирный договор с Венгрией, подписанный в Трианонском дворце в Версале 4 июня 1920 года, сократил венгерские земли бывшей Австро-Венгерской империи до 28 процентов от довоенной территории, оставив новое государство без выхода к морю, и обременил его значительными репарациями.

Не было никаких оснований ожидать, что Османская империя сумеет добиться более выгодных условий, чем ее военные союзникиCollapse )