?

Log in

No account? Create an account

С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

Постановление эриванской бекской комиссии о причислении в разряд потомственных беков
Я
lev_dmitrich
1467690


Эриванская бекская комиссия слушала: дело о правах потомком Мелика Степана на отыскиваемое ими меликское достоинство и о действительной потомственности лиц, доказывающих принадлежность свою к помянутому роду. Обстоятельства дела сего следующие: житель села Арчазур, Мегринского участка, губернский секретарь Андрияс бек Мелик Степанов, при прошении, поданном 30 сентября 1866 г., представил в бекскую комиссию список семейства его, открытый приказ генерал-лейтенанта князя Орбелиана 1813 г., свидетельство майора Лузанова, данное в 1827 г., и поколенную роспись, объяснив, что кроме показанных им лиц к роду его принадлежат два брата умершего отца его Мартирос бек и Агарон бек, которые обратятся в комиссию с особыми просьбами, что предки его управляли наследственно Аджанан-тюркским магалом, называвшимся и Капанским, каковой в древности состоял в Сюнейской области, и как тогдашние правители назывались Сюни, каковое название имели и его предки, Мелик Степанова, то поэтому и он, Мелик Степанов, желает получить фамилию Сюни.

Из представленных бумаг видно: а) из списка, что наличный состав семейства следующий: вдова Нахшун ханум 60 лет, сыновья умершего мужа ея: Мосес бек, — священник 39 лет, дочь его Мария 10 лет, губернский секретарь Андрияс бек (он же Андрей бек) 33-х лет, Степан бек 31 года, жена его Сандухт ханум 25 лет и дочь Бала ханум 2 лет, канцелярский служитель Давид бек 30 лет и канцелярский служитель Манучар бек 20 лет, в настоящее время владеют совместно с наследниками Мелика Шафи деревней Арчазур; предки же управляли наследственно Аджанан-тюркским магалом до присоединения ханства в России и особо имели несколько дымов речбар (прим. перс.ранжбар, привязанный к определенной земле труженик) ; б) из родословной, что семейство Мелик Степановых происходит от Мелика Степана I; в нисходящей же от него линии показаны: сын Оган Юзбаши (он же Мелик Оган), сын Огана Мелик Гуказ, сын Гуказа Мелик Оганджан, сын Оганджана Мелик Степан II и сын последнего Мелик Соломон (он же Мелик Семеон) отец поименованных выше пяти братьев Мелик Степановых, и в) из открытого приказа гененера-лейтенанта князя Орбелиана, что таковой выдан 8 сентября 1813 г. Мелику Степану (деду), чтобы никто не притеснял его, Мелик Степана, и подвластных ему жителей, которые и от неприятеля потерпели весьма много, и из свидетельства майора Лузанова видно, что таковое выдано сыну Мелика Степана, Мелику Соломону, в том, что он в 1827 г. формировал партии из подначальственных ему аджанан-тюркских жителей, разбивал и прогонял заграницу неприятельские партии.

По выведенной справке оказалось, что по камеральным описаниям 1848 и 1859 г. г. семейство Мелик Степановых записано в числе беков Мегринского участка в селе Арчазур; по последнему в том же личном составе не значится только священник Мосес бек.

По выслушании всего изложенного, присутствовавшие выборные лица, — кроме губернского секретаря Андрияс бек Мелик Степанова, который не участим в сем деле устранил себя от суждения, — единогласно отозвались; что семейство Мелик Степановых действительно происходит от Мелика Степана, управлявшего наследственно Аджанан-тюркским магалом, которым управляли также наследственно и потомки Мелика Степана, а именно сын Оган Юзбаши (он же Мелик Оган); внук Мелик Гуказ, правнук Мелик Оганджан и сын последнего Мелик Степан (дед просителя), который бы последним правителем магала, при присоединении ханства к России, и как в то время, так и при нашем правительстве никто из членов этого рода ни был лишаем своего достоинства и что наличный состав семейств имели тот, как значится выше; относительно предоставления избранной фамилии никто из выборных членов не заявил никакого препятствия.

Все сие было слушано и уважено в заседании 30 сентября, ровно как прочтенные приличные делу § § из инструкции, данной его и. в. наместником кавказским, в руководство комиссии, а именно: § 9 с примечаниям 11, 14, 17, 19, 21 и 25, о чем занесено в журнал того числа статье с заключением, сообразным таковому руководству. Инструкцией же 8-го января 1865 г., в руководство комиссии данною, в § 14, начертано: отношении тех, кои производят себя от прежних владетельных ханов или султанов и меликов, управлявших наследственно магалами или другим отдельным населением, приводится в известность: 1) действительно, ли семейство: а) когда оно производит себя из прежней ханской фамилии, т. е. властвовавшей до последнего ханского рода, происходит по прямой мужской линии от сей ханской фамилии, б) когда оно производит себя из следственного султанского или меликского рода, происходит оно от султанского и меликского рода, управлявшего наследственно таким-то населением; 2) кто из членов этого рода и каким званием пользовался при персидском правительстве, и 3) не был ли кто из членов сего рода лишен звания своего при персидском или нашем правительстве.

Вследствие изложенного, по внимательном обсуждении всей совокупности дела сего, в эриванской бекской комиссии определено: убеждаясь положительным удостоверением членов, признаваемым инструкциею за доказательство несомненное, что семейство Мелик Степановых происходит от Мелика, управлявшего наследственно Аджанан-тюркским магалом, которыми управляли наследственно же и потомки его: сын Мелик Оган, внук Мелик Гуказ, правнук Мелик Оганджан и сын последнего Мелик Степан II, бывший последним правителем магала при присоединении ханства к России, и, что никто из членов этого рода ни прежде, ни при нашем правительстве звания своего лишаем не был, — постановить следующее: 1) на оснований единогласных отзывов выборных членов и §§ 17, 19 и 25 инструкции признать происходящими от меликского рода и причислить к разряду потомственных беков: вдову Нахшун ханум 60 лет, с сыновьями: священником Мосес беком 39 лет и дочерью его Мариею,10 лет, губ. секретарем Андриас беком (он же Андрей бек) 33 лет, Степан беком 31 года с женою его Сандухт ханум 25 лет и дочерью Бала ханум 2 лет, канцелярским служителем Давид беком 30 лет и канцелярским же служителем Манучар беком 20 лет; 2) всем сим лицам предоставить избранную ими фамилию Сюни; 3) семейство это, согласно §§ 27 и 30 внести в список № 1 и имеемые быть приложенными к нему особые реестры; 4) изготовить свидетельство согласно 31 § инструкции, которое передать в свое время по указанию начальства, и 5) настоящий протокол, с открытым листом и свидетельством, данными Мелик Степановым, представить в установленном порядке на благосоизволение его и. в. наместника кавказского. Подлинный за подписью председателя и выборных членов и скрепою члена делопроизводителя.



Постановление эриванской бекской комиссии о причислении потомков Мелик Степана Андриас бек Мелик-Степанова и других в разряд потомственных беков.1866 г. февраля 27.


Что нам в них не нравится
Я
lev_dmitrich
shulgin


Антисемитизм, на мой взгляд, бывает трех родов:
1) Антисемитизм расовый или инстинктивный;
2) Антисемитизм политический или рационалистический;
3) Антисемитизм мистический — в порядке «сверхчувственном», трансцендентальном», «интуитивном» и так далее. Дело — не в словах.

Нас спрашивают: «Что вам в нас не нравится?» Я позволю себе ответить за нео-антисемитов, народившихся вместе с революцией, а также за одиннадцать лет пребывания у кормила правления советской власти:
Не нравится нам в вас то, что вы приняли слишком выдающееся участие в революции, которая оказалась величайшим обманом и подлогом. Не нравится нам то, что вы явились спинным хребтом и костяком коммунистической партии. Не нравится нам то, что своей организованностью и сцепкой, своей настойчивостью и волей, вы консолидировали и укрепили на долгие годы самое безумное и самое кровавое предприятие, которое человечество знало от сотворения мира. Не нравится нам то, что этот опыт был сделан во исполнение учения еврея — Карла Маркса. Не нравится нам то, что эта ужасная история разыгралась на русской спине и что она стоила нам, русским, всем сообща и каждому в отдельности, потерь неизрекаемых. Не нравится нам то, что вы, евреи, будучи сравнительно малочисленной группой в составе российского населения, приняли в вышеописанном гнусном деянии участие совершенно несоответственное. Не нравится нам то, что вы фактически стали нашими владыками. Не нравится нам то, что, став нашими владыками, вы оказались господами далеко не милостивыми; если вспомнить, какими мы были относительно вас, когда власть была в наших руках; и сравнить с тем, каковы теперь вы, евреи, относительно нас, то разница получается потрясающая. Под вашей властью Россия стала страной безгласных рабов, они не имеют даже силы грызть свои цепи. Вы жаловались, что во время правления «русской исторической власти» бывали еврейские погромы; детскими игрушками кажутся эти погромы перед всероссийским разгромом, который учинен, за одиннадцать лет вашего властвования! И вы спрашиваете, что нам в вас не нравится!!!

Уже большой шаг вперед, если можно это огульное обвинение еврейства во всех бедах, свалившихся на Россию, в известной мере дифференцировать. Хорошо уже, если можно найти «оттенки»; ибо тогда, в зависимости от этих оттенков, можно знать, с кем и как говорить.
Первое, самое грубое (примитивная психология), весьма далекое приближение к истине есть следующее:
1) Все жиды — коммунисты.
Из этой грубой скорлупы, явно несостоятельной, ибо легко указать, помимо эмигрировавших евреев, массу евреев, которые страдают под игом коммунистической советской власти, страстно ее ненавидят и борются с ней, — вылупливается ядро значительно более продуманное:
2) Не все жиды коммунисты, но все коммунисты — жиды.
Это утверждение уже значительно ближе к истине. Но и оно может быть подорвано тоже нехитрыми и немудрыми доводами. Целый ряд виднейших коммунистов — не евреи. Кроме того, в каждой деревне найдется сколько угодно коммунистов и других национальностей.
Поэтому из этого «плода недолгой науки» вылупливается следующее зернышко:
3) Не все жиды — коммунисты; не все коммунисты — жиды; но в коммунистической партии евреи имеют влияние, обратно пропорциональное их численности в России.
Откровенно говоря, я думаю, что это зернышко совсем близко к истине.
И хотя внешним диктатором был сначала Ленин, а потом Сталин, я пока что остаюсь при этом мнении.



В.В.Шульгин «Что нам в них не нравится» 1929 г.


Ниаз Диасамидзе
Я
lev_dmitrich
нияз

Ниаз Диасамидзе, пожалуй, самый талантливый из грузинских культовых исполнителей. Работает в стиле reggae и folk-rock, в которых добился неповторимой индивидуальности. Он смог сделать грузинский фольклор модным среди молодежи. Родился 13 июня 1973 года в Тбилиси. Поэт, композитор, вокалист, играет оригинальным образом на пандури (грузинский 3-струнный щипковый музыкальный инструмент типа лютни), клавишных и гитаре. С 1994 года работает в тесном сотрудничестве с ансамблем "33а". Организовал независимый музыкальный лейбл studio 33a и одноименный клуб. Известность Ниазу принес альбом "Тбилиси" (1996 год), который с первых нот подкупает своей искренностью исполнения: Ниаз поет так, как будто разговаривает с другом, рассказывает ему о наболевшем, о своем родном и любимом городе. Широко известно также авторское исполнение Ниазом песни "Тбилисо" в одноименном фильме Левана Закарейшвили (за саунд-трек к фильму-призеру "Киношока" получил приз на международном кинофестивале в Монпелье), а также саундтрек к фильму "Путешествие в Карабах - 2".
Поразительна его работа над авторским прочтением лирики известного грузинского поэта Галактиона Табидзе (музыкальная композиция Galaktioni - http://www.youtube.com/watch?v=cIKrbSMDqB0). В один момент песня прерывается, и на музыку накладывается подлинная фонограмма, - Галактион Табидзе читает свое стихотворение "Mtacmindis mtvare" ("Луна святой горы"). То самое, где строчки "Знаю, я - король поэтов, и с песней умираю… О, ни разу мир подлунный не был таким нежным…", на него наложен документальный видеоряд с Галактионом, а также оригинальный текст Ниаза на французском языке.
Ниаз также выступает и на политических митингах, одно из самых ярких выступлений и его перевод:
http://www.youtube.com/watch?v=9CuVUJn3BlM&feature=player_embedded
У меня есть надежда на будущее, на моих детей, на мой труд и на моих друзей. Одно я хочу сказать – всем, кто находился здесь в течение этих двух дней,
(выступление постоянно прерывается криком – «слушайте его, слушайте!»)
Мы же вместе, реально все вместе. Но меня одно беспокоит, не хочу от вас скрывать, и выскажу и вам, и телевидению. Мы, грузины, я думаю…простите, что я такие трескучие слова произнесу, не сочтите за высокопарность, но как думаю, так и скажу, глядя на эти проблемы, которые остро встали у нас в государстве, - эти проблемы есть в любом государстве. И если завтра эти люди из оппозиции придут к власти, у них возникнут все те же проблемы. Я стопроцентно уверен в этом. И это так, и здесь возможно услышать другую точку зрения, но вы знаете, что и я не подослан. Вот такая вещь, и еще один небольшой пример, просто этот пример я считаю главным. Машины, ведь у многих из нас имеются легковые, и мы передвигаемся с их помощью весь день.Для того, чтобы я выехал с собственного двора, мне требуется пропустить с сорок машин, чтоб какая-то из них уступила мне дорогу. И это ВИНА НЕ МИШИ СААКАШВИЛИ, НЕ ЦЕРЕТЕЛИ (указывает на известного оппозиционера), И НЕ НИАЗА ДИАСАМИДЗЕ, А НАШЕГО СОЗНАНИЯ!!! Народ, давайте что-то установим в наших головах, чтоб мы изменились. Чтоб мы испытывали уважение друг к другу. Ведь эти проблемы у нас все время будут, отчего мы воображаем, что следующее правительство, затем третье после него правительство, седьмое – будет лучше? У каждого правительства будут свои проблемы с нами. Так, ладно, посадили мы его, но – главное в том, что мы не умеем уступать, что целых двадцать машин тебя не пропустят, и лишь сороковая пропустит, вот в чем проблема. И то, что в вино мы сыплем сахар, это проблема, понимаете, и что мы водой его разбавляем. И давайте вместе сделаем так, что не будем засыпать этот сахар, и не то что сможем сдать его, но любое государство его затребует, и каждому жителю любого государства понадобится это вино, если мы в него не будем сыпать сахар. И вот так (резко кричит) – не будем разговаривать. Вот что. Пока мы будем сыпать сахар и разбавлять вино, пока мы друг другу не будем уступать дорогу, короче… Правительства будут меняться, а мы так и стоять! Такие дела. Эту мысль свою я вам должен был высказать, вижу, что многим она не понравилась, но я высказался и конец. А – вот мне спрашивают, в чем выход – а выход в СОЛИДАРНОСТИ! И «солидарность» это не коммунистическое слово, а солидарность это слово, которое означает «СТОЯТЬ ДРУГ ЗА ДРУГА», и если у нас есть это умение, то давайте его проявим в повседневности, в пов-сед-нев-нос-ти, и не на митингах, и не 2-го, 8-го, 23-го!
(возмущенный рев толпы)
Большое спасибо! До свидания!



Здесь можно послушать все произведения автора








Противники страшатся мощи еврейской крови сопоставляя эти свойства с нашей европейской дряблостью
Я
lev_dmitrich
Jewish_Kishinev

Устранение евреев из области действия государственных мероприятий, направленных на распространение народного просвещения; лишение неимущих, больных и увечных евреев государственного призрения и помощи, в связи с общими ограничениями их гражданских и политических прав, могли бы найти объяснение в том случае, если бы евреи не несли государственных и общественных повинностей наравне с прочим населением России. Однако, в вопросе о податях и сборах, евреи оказываются не только не в привилегированном положении, но, наоборот, они несли и продолжают нести особые налоговые тягости. Еще сто лет тому назад, евреи платили процентный сбор и подушную подать, в двойном, сравнительно с христианами, размере. Ответственность за безнедоимочное поступление их платежей возлагалась на все еврейское общество, а впоследствии была даже установлена солидарная ответственность евреев купцов за недоимки евреев мещан. Когда же, в 1863 году, подушная, подать была отменена, и евреи, в отношении государственных податей, были уравнены с христианами, они все же продолжали уплачивать специальные сборы — коробочный и свечной, сохранившиеся до настоящего времени.

Означенные сборы взимаются: первый, с каждой убитой „кошерной" скотины и птицы и с каждого фунта кошерного мяса, а второй со свечей, зажигаемых в синагоге. Предназначаются они, главным образом, на облегчение средств к исправному отбыванию повинностей, на уплату общественных долгов, на содержание училищ и на предметы общественного презрения евреев. Однако, расходная смета по этим сборам вырабатывается городским управлением и утверждается, так же как и такса их, губернской администрацией. Запасный капитал, образуемый из отчислений с откупных сумм, равно как и остатки сборов, находятся на хранении и в заведывании правительственных учреждений, и употребляются нередко на предметы, законом не предусмотренные. Они расходуются, например, на мощение улиц и починку дорог, на поддержание Красного Креста и субсидии полиции, на пособия делопроизводству разных учреждений и даже на постройку гимназий, в которых еврейские дети не могут поступать. Правда, для таких расходов требуется приговор соответствующей общины. Но вряд ли кто-нибудь поверит тому, чтобы такие приговоры являлись результатом доброй воли жертвователей, не говоря уже о том, что инициатива общин в такого рода противозаконном обращении коробочного сбора на неподлежащие предметы встретилась бы с отказом правительства утвердить расход, если бы оно само не было в таких случаях заинтересованной стороной. Отчеты по суммам коробочного сбора, достигающим нескольких миллионов рублей и находящимся в общем заведывании министерства внутренних дел никогда не публикуются, и можно безошибочно предположить, что если наступит когда-нибудь возможность ознакомиться с расходованием министерством еврейских сумм, то откроется богатая сюрпризами картина.

Я изложил, в самом сжатом виде, наиболее существенные стороны нашего законодательства о евреях и лишь поверхностно коснулся вопроса о применении законов к евреям, на местах их постоянного жительства. Мне как будто слышатся знакомые голоса, обычно утверждающие, что для евреев упомянутых ограничений еще мало. Я не хотел бы, в пределах возможности, нарушать беспристрастия своих записок навязыванием читателю моих собственных мнений. И в данном случае я не буду решать вопроса о том, мало или много несправедливостей причиняется евреям нашими законами. Но я позволяю себе утверждать, что приведенные выше страницы дают удовлетворительное объяснение причин „систематическая обхода законов евреями".

Второе, главное и самое распространенное обвинение, предъявляемое евреям, называется „эксплуатацией населения”.Принято считать истиной, не требующей доказательства, что евреи всякими дозволенными и недозволенными способами высасывают из окружающего населения соки и что вся их деятельность состоит в незаконном обогащении на чужой счет, что они не создают ценностей, не увеличивают народного богатства, но лишь переводят выработанное чужим трудом в свои глубокие карманы. Еврейские деньги многим не дают покоя; к ним протягивается немало рук, и на местах и из центра, с целью, по мере сил, содействовать возвращению в народный оборот, через христианские руки, хотя бы части попавшего к евреям национального достояния. В этом, по крайней мере, отношении, не ошибаются те, кто приписывает еврейству развращающее влияние на окружающих: большинство тех чиновников, в особенности полицейских, которые стоят на страже законов с евреях, несомненно близко знакомо с еврейским кошельком.

Ранней весной, ежегодно, приходят в Бессарабию болгары снимать огороды, которыми местное население не занимается; осенью, продав товар, они уходят за границу и уносят с собой наши деньги. Трудно себе представить, какой вред, или убыток, понесло бы местное население в том случае, если бы не иностранцы—болгары, а русские подданные — евреи занимались в деревнях огородничеством, к которому у них есть и способность, и склонность.

Не раз приходилось мне наблюдать в Кишиневе, как неторопливый молдаванин, привезя на рынок воз сена или зерна, ложился в тени покурить трубку, а юркий еврей, суетясь и волнуясь, приставал к покупателями выхваливая привезенный товар, бегал с образцами его по лавкам и, наконец, найдя покупателя и сговорившись с ним о цене, тащил своего лениваго доверителя к рассчету. Получив деньги, молдаванин, с добродушной важностью, подавал фактору серебряную монету в 15—20 копеек и уезжал домой.


Такие действия еврея многие готовы назвать, и действительно наэывают, возмутительной эксплуатацией, но я опять отказываюсь понять, в чем проявляется в данном случае вредное влияние фактора, если только он не вошел в стачку с покупателем и не обманул продавца в цене.Collapse )

Экспроприация церковных имуществ вызвала сильное брожение среди армян и оказалась неудачна
Я
lev_dmitrich
qwert

Более сложные отношения возникли у меня с архиепископом Нерсесом, главой армянского духовенства, по поводу измышления Плеве, решившего отобрать все имущества и капиталы армяно-григорианской церкви и подчинить их казенному управлению. Последовавшее по означенному поводу Высочайшее повеление пришлось приводить в исполнение губернаторам, что представляло большие трудности, так как армянский католикос запретил епархиальным начальникам подчиняться требованиям гражданских властей относительно сдачи имущества и денег. С другой стороны, министерство внутренних дел торопило губернаторов и прислало подробную инструкцию о порядке приема и сдачи, заканчивавшуюся предложением исполнить Высочайшее повеление во что бы то ни стало, не останавливаясь перед крайними мерами. Министерство рекомендовало, между прочим, выбрать для приема армянских имуществ и капиталов таких лиц, из состава местных служащих, которые были бы совершенно не причастны к армянскому населению по родственным и другим связям.

Поручение было нелегкое и неприятное. Однако, пришлось приступить к его выполнению, для чего я, тщательно ощупав почву и обдумав предварительно план действий, нашел необходимым прибегнуть к средству, уже испытанному и почти всегда верному, — а именно, не только не принимать во внимание инструкций министерства, но поступить как раз обратно. Я пригласил к себе армянина, женатого на армянке и пользовавшегося большим влиянием среди местного духовенства, А., занимавшего видную должность среди местной администрации, и просил его быть моим посредником, приняв, от имени русского правительства, все церковный имущества, подлежавшие сдаче. Для получения его согласия потребовалось только отнестись к вопросу об исполнении Высочайшаго повеления с практической точки зрения, не настаивая на справедливости и законности этой меры и обнаружив заботу не только об исполнении служебного долга, но и по поводу тех неприятных для армянского духовенства последствий, которые явились бы печальным для них и для меня результатом упорного и действительного сопротивления. Выражения доброй воли, открытого подчинения я и не требовал, но настаивал лишь на том, чтобы армянское духовенство дало мне возможность, против его воли, отобрать все, что было нужно.

Комедия, которую мы затем разыграли, началась с того, что я, через несколько дней, отправился к архиепископу Нерсесу и выразил удивление по поводу того, что он не едет в Одессу для совещания с врачами относительно какой-то застарелой его болезни. Ушел я от него лишь тогда, когда он определил день своего отъезда, причем о монастырских имуществах мы не упоминали.

После отъезда архиепископа, А., вместе с чиновником моей канцелярии, начал обходить армянския церковные установления, где случайно всегда заставал казначея у открытой кассы. На предъявленное требование сдать кассу и документы, казначей отвечал отказом и отходил в сторону. Тогда мои уполномоченные брали денежную книгу, в которой только-что подведен был итог, находили лежавшие в порядке, пересчитанные, ценные бумаги и деньги, и тут же, в кассе, усматривали купчие, закладные и прочие интересовавшие их документы.

В книге делалась надпись об отобрании всех поименованных ценностей по Высочайшему повелению, а казначей добавлял свой письменный протест по поводу учиненного насилия и тем самым удостоверял правильность цифр и счет описанных документов. Затем противники прощались и возвращались по домам.

Так осуществилась в Кишиневе мера, вызвавшая во многих местах серьезные конфликты между светскими и духовными властями. Придуманная Плеве, в целях борьбы с революционными армянскими организациями, экспроприация церковных имуществ вызвала столь сильное брожение среди армян и оказалась так неудачна, что, вскоре после смерти министра, упомянутое Высочайшее повеление было отменено и все имущества возвращены по принадлежности.

С Нерсесом мы остались приятелями, но так, впоследствии, ни разу в разговоре и не упомянули о том насилии, которое я проявил по отношению ко вверенному ему имуществу армянскаго духовенства.



Князь С.Д. Урусов «Записки Губернатора.»



Торжество водки над вином
Я
lev_dmitrich
3551_original

Раз же зашла речь об учреждениях министерства земледелия, следует упомянуть о бессарабском училище виноделия, находившемся в трех верстах от Кишинева, прекрасно оборудованном и стоившем казне больших денег. При нем, кроме директора, состояли: законоучитель и настоятель училищной церкви, преподаватели: химии, естественной истории, физики, почвоведения, плодоводства и учения о машинах; кроме того, в училище служили: винодел, виноградарь, два лаборанта опытной станции и химической лаборатории, бухгалтер, письмоводитель, врач и фельдшер, а также значительный персонал низших служащих. Не было только в этом училище учеников, по крайней мере — я их не видел. Но если даже допустить, что в данном случае я несколько отступаю от истины и основаться на сведениях, сообщенных мне директором, во время посещения мною училища, то окажется, что число учеников к числу служащих относилось в то время, как 8 к 30-ти. Любопытно, что министр земледелия Ермолов меня же обвинил в неудовлетворительной постановке министерского училища, когда я собщил ему свое впечатление о полной бесполезности этого заведения: „Вы сами в этом виноваты", сказал он,—„не допуская приема евреев в училище; пусть только разрешат евреям учиться виноделию и училище немедленно наполнится". Последующее знакомство мое с питомником и плодовым садом еврейского колонизационного общества, о котором я раскажу своевременно, вполне подтвердило правильность заключения Ермолова.

Бессарабское виноделие, дававшее населению губернии ежегодно около 12 миллионов ведер вина, страдало не столько от неудовлетворительной постановки специального образования и недостатка среди виноградарей и виноделов знаний и опыта, не столько даже от распространения филлоксеры, с которой энергично и довольно успешно боролось местное земство, сколько от деятельности акцизного ведомства, успевшего уже, благодаря особым узаконениям, убить мелкое табаководство в губернии и занимавшееся с усердием, достойным лучшего дела, подрывом мелкого виноградного хозяйства в Бессарабии.

Управление местными акцизными сборами, конечно, по обязанности службы, стремилось увеличить в Бессарабии число мест продажи и потребления казенной водки и, таким образом, являлось конкурентом производителей виноградного вина. Заменяя, при помощи усиленного сбыта монопольки, легкое и веселое возбуждение, доставляемое виноградным соком, тяжелыми и мрачными галлюцинациями, вызываемыми нашей водкой, акцизники усматривали неблагоприятные для себя условия в дешевизне вина, которое, в качестве сельскохозяйственного продукта, не только было свободно от акциза, но и продавалось владельцами садов без выборки торговых документов. На эту-то последнюю привилегию садовладельцев и обращены были все усилия акцизного ведомства, а благодаря знакомым нам особенностям Бессарабии, борьба с садовладельцами велась под юдофобским флагом.Интерес фиска, столкнувшись с интересом местных виноделов, встретил на своем пути еврея, и дальнейшее направление деятельности акцизных чиновников получило, благодаря этому, вид борьбы с тем злом, которое обычно называют еврейской изворотливостью.

Владельцы виноградников могут свободно и беспошлинно продавать вино из своих собственных садов, и, в таком случае, помещения, где продажа вин производится, не облагаются никакими сборами. Нашлись евреи, и даже в большом количестве, обзаводившиеся десятками-двумя виноградных лоз, которые они сажали на нескольких квадратных саженях земли, в городах и местечках, или же в тех немногочисленных имениях, которые были приобретены евреями еще по старому закону, становясь, таким образом, владельцами виноградников. Снабдив себя удостоверением какой-нибудь управы о принадлежности им виноградника, они затем преспокойно торговали вином из своих квартир. Хотя это вино покупалось ими на базаре, но метки на вино не положишь, и потому выходило так, что виноградная лоза в Бессарабии давала евреям больше вина, чем некогда в земле обетованной, где виноградную кисть, по библейскому преданию, с трудом несли два человека. Как ни старалось акцизное ведомство прекратить столь явное нарушение цели и смысла благоприятного для виноделов закона, но запретить евреям продажу вина оно не могло: дело было устроено чисто и по форме. Тогда взялись за него с другого конца. Было предпринято обширное исследование с целью доказать необходимость ограничительного толкования садовладельческих прав. Были собраны факты и цифры, доказывающие, что законодатель, в своем попечительстве о нуждах сельского хозяйства, жестоко обманут, и что льготный закон способствовал лишь развитию еврейской эксплуатации. Вооружившись обширным материалом, акцизное ведомство возбудило и довело до сената одно, незначительное само по себе, но принципиально важное, дело о торговле вином из собственного сада и добилось от сената разъяснения, что „хотя садовладельцы могут беспошлинно торговать вином из своих помещений, но для этого необходимо, чтобы помещения эти находились при их виноградных садах".

В руках акцизного ведомства появилось давно желанное оружие. Свободная торговля вином по всей Бессарабии была бы фактически прекращена, если бы новое сенатское разъяснение получило повсюду применение. Но лекарство оказалось опаснее самой болезни
, и губернское начальство вступило по этому поводу в борьбу с управлением акцизными сборами, имея на то очень веские основания.

Смысл внесенного сенатом новшества понять не трудно. По условиям хозяйства, под виноградные сады отводятся обыкновенно места, неудобные для земледелия: пригорки, скаты, освещенные солнцем, каменистые земли и т. п. Они разбросаны по всему земельному участку владельца, жилое помещение которого очень редко соприкасается с виноградником, настолько редко, что в моем контр-представлении министру финансов я насчитал таких помещений всего 70 на тысячу владений. Отсюда ясно, что сенат, направив свое решение против еврейских хитростей, на самом деле, конечно бессознательно, отменил действие важного для благосостояния края закона. Всего интереснее в данном случае то, что новая практика акцизного ведомства всего менее коснулась именно евреев, натыкавших свои виноградныя лозы большею частью около своих жилищ, и, наоборот, застала врасплох настоящих садовладельцев, которым предстояло отныне или строить около каждого клочка виноградника жилое помещение, или уничтожить виноградники, заведя новые вокруг своих жилищ.

Это последнее обстоятельство придало мне бодрости, и я, не опасаясь упреков в покровительстве евреям, писал и телеграфировал министру финансов и даже включил жалобу на разорение края в свой всеподданнейший отчет. В результате последовала сначала отсрочка, а затем и отмена запрещения, грозившего окончательным торжеством водки над вином.



Князь С.Д. Урусов «Записки Губернатора.»




Действия властей по отношению к евреям - охота производимая в местности, богатой дичью
Я
lev_dmitrich
Jews_2_600

Евреи, по временным правилам 1882 г., не могут арендовать земли. Земли бессарабских помещиков в аренде у евреев — вот первый источник доходов полиции. Фиктивные договоры, по которым помещичьи земли сдаются подставным лицам, за которыми стоит действительный арендатор—еврей, подлежат уничтожению судом, исковым порядком, причем истцом является губернская администрация. Доказать такой иск почти невозможно, приходится обыкновенно его проигрывать и, сверх того, платить судебные издержки из средств казны, которая их притом не отпускает, так что губернское начальство неохотно берется за такого рода дела и к возбуждению их полицию не поощряет. С другой стороны, незаконному арендатору все же приятнее уплатить 50 коп. с десятины, нежели возиться с властями и таскаться по судам. Отсюда, появление арендных книг, по которым производятся в два срока платежи или исправнику, который их распределяет, или, если исправник не берет взяток (таких было у меня три), то непосредственно приставам.

Подесятинная плата бывает и ниже полтинника, но тогда полицейские чины засевают в каждом имении часть земли от себя и держат свой скот на кормах арендаторов. Когда я однажды уволил одного станового пристава, то ему пришлось продать до 70 штук своего скота в разных имениях. Кое-кто из арендаторов при этом заспорил, и дело, благодаря этому, выяснилось.

Перед отъездом из Кишинева, когда я был назначен тверским губернатором, мне захотелось проверить свои наблюдения по вопросу о незаконной аренде. Я обратился к очень почтенному еврею Ф—у, арендовавшему, по слухам, несколько десятков тысяч десятин земли в губернии и просил его откровенно сказать, платил ли он полиции и сколько. Оказалось, что он прежде всего платил два раза в год всего от 30 до 50 к. за десятину, но за последнее полугодие попробовал не отдать.

«Какие же были последствия?», - спросил я.

«Ничего, подулись немножко, но не притесняли», - ответил он, прибавив задумчиво: „пожалуй, теперь придется заплатить и за прошедшее полугодие".

Вторая статья поборов — право временного пребывания евреев в сельских местностях. Жить в селах они не могут, но временно пребывать, по торговым и другим делам,— имеют право. Что значит—временно? Какие признаки указывают на окончание дела? Эти вопросы разрешаются в первой инстанции местной полицией, приводящей немедленно в исполнение свое решение. Потом можно жаловаться и доказывать свои права, доходя до правительствующего сената, но полицейский чин не отвечает за свои действия по выдворению евреев из села. Его действия закономерны, он так понимает закон, и, в действительности, вопрос, с точки зрения законности, всегда спорен, притом разрешение его зависит от дознания, производимая той же полицией. Опять является выгодным заплатить полиции и мирно окончить в селе свои дела.

Кроме того, надо упомянуть, что под видом временного пребывания значительное количество евреев живет в сельских местностях в сущности постоянно. Таких, незаконно проживающих евреев, в одном Хотинском уезде насчитывалось в мое время, по сведениям местного предводителя дворянства, около 8,000. Знатоки края и уезда подтверждали не раз, что цифра эта не преувеличена.

Бороться с такого рода обходом закона евреями губернское начальство не в силах. Сельские власти часто скрывают эти факты от полиции, низшая полиция — от уездной, уездная от губернатора. Хотя выселение евреев из сел производится полицией постоянно, и дел такого рода в производстве масса, но все же большинство незаконно проживающих евреев устраивается так, что их никто не трогает. Если бы я не боялся впасть в преувеличение, то сравнил бы действия властей по отношению к рассыпавшимся по селам евреям — с охотой, производимой в местности, очень богатой дичью, если бы число имеющих право охоты при этом было ограничено, а известные сорта дичи, по охотничьим правилам, были бы запретными.


Князь С.Д. Урусов «Записки Губернатора.»


Дневник солдата
Я
lev_dmitrich
арутюнов

Выйдя из Шейх-Зеляна, верстах в 5-ти была какая то маленькая курдская деревня, где ютились немного армян, бежавших из своих селений. Все радостно встречают. Когда я с ними поздоровался, то меня окружила целая куча армян женщин и детей. Все расспрашивали, кто я и откуда идем, много ли нас и т.п. Мне сильно хотелось пить. Я попросил их, нельзя ли наскоро как-нибудь вскипятить воды для чая, а чай и сахар у меня был, да и хранилось ещё печенье. Одна из женщин армянок стремглав бросилась к себе и обещала, что постарается согреть воду. Через полчаса я уже сидел у нее вместе с Павлом Прокопенко и Костенком. Она подстелила нам какое то одеяло на пол и тюфяк и просила извинения, что не чисто, и не может нас должно принять. С заботливостью пополоскала она наши кружки, принесла в глиняной чашке молока, три-четыре лаваша и стала наливать нам чай. Чай и сахар, конечно, был наш, а эти несчастные беженцы ничего не имели. Многое она поведала нам о своем горе, как убили её мужа, и она осталась с дочерью, и каким-то чудом ей удалось бежать из своей деревни, недалеко от [...]. Мы наскоро напились чаю с молоком, дали ей немного денег и чаю с сахаром, она не брала, но мы её заставили взять, так как ей это дорого стоит, и, пожелав ей всего хорошего, ушли. Много она молила за нас и, смотря вслед, плакала, быть может, вспомнила она своего мужа или потерянную жизнь, или же жалела нас, не знаю, но только мы ей и другим несчастным обещались, что мы жестоко отомстим этим варварам курдам за нанесенную им обиду. Одна старушка с мольбой и слезами умоляла нас, чтобы не убивать её сына, которого взяли в «аскеры» турки и, быть может, его заставят идти впереди турок сражаться с нами; она даже описала наружность и приметы своего сына и просила как-нибудь его выручить из рук турок... Несчастная мать, как она легкомысленно и самонадеянно просила нас, как-будто это так легко выполнимо. Но мы, всё таки, и ей обещали исполнить и утешили...



«Дневник солдата 1914-1915»


Заставив Бисмарка уйти в отставку, Вильгельм II поставил под угрозу все его достижения
Я
lev_dmitrich
итттт

Основывая империю, Бисмарк сравнивал немецкий народ с всадником: "Посадите его в седло, и он поскачет". Это слова дерзновенного государственного лидера, уверенного в немецком народе. Однако его дерзость сочеталась с расчетливостью и осторожностью. Двадцать лет Бисмарк неустанно следил за своим всадником - показывал ему, как преодолевать препятствия, но в то же время не давал споткнуться и уклониться на опасные тропы. На каждом повороте Бисмарк сознавал трудность обеспечения сносного существования новой империи в европейских рамках. Он никогда бы не воспользовался ницшианским принципом 'жить с риском' для политики великого государства. Он принял все меры предосторожности для обеспечения политической стабильности рейха. Он сам написал конституцию. Прусская монархия должна была уравновешивать федеральное государство, но федеральная форма правления ограничивала влияние Пруссии в Германии и вынуждала императора принимать во внимание интересы каждого отдельного государства. В высшем федеральном органе, Имперском совете, голоса правящих князей нескольких государств уравновешивались голосом короля и императора. С другой стороны, рейхстаг, избранный всеобщим голосованием, должен был поддерживать и контролировать центральное правительство через народную волю. Для такой унифицированной и централизованной республики, как Франция, подобный орган кажется слишком громоздким, но он соответствует историческому развитию и разнообразию Германии, Германии, которую дерзкие и успешные интриги Бисмарка объединили в великое современное государство.
В течение двадцати лет новая империя под руководством своего основателя, казалось, оправдывала возложенные на нее надежды. Во внешней политике она осуществила воссоединение с Австро-Венгерской империей, обеспечила дружеские отношения с молодым Итальянским королевством, внушила уважение к своему могуществу только что потерпевшей поражение Франции и в то же время избегала любых провокаций. Одновременно Бисмарк пытался наладить дружбу с Россией. Он избегал союза с Англией в военно-морской и колониальной сферах. Через двадцать лет он посадил Германию в седло и научил скакать верхом. Германия прогрессировала во всех отраслях, обогатилась за счет своего труда и стала процветать.
Заставив великого министра уйти в отставку вскоре после своего воцарения, Вильгельм II поставил под угрозу все его достижения. Ослепленный пышностью своего имперского величия, вдохновленный собственной властью, он не сумел воспользоваться деликатным конституционным инструментом, созданным Бисмарком. В его царствование прусская система, чуждая тогда западным и южным регионам, распространила свое влияние на всю Германию. Немецкий народ, забыв местные обычаи, присоединился к своему юному императору. Сдержанных скептиков считали старомодными чудаками. Очень скоро немецкий народ, следуя выражению Бисмарка, уже не мог вскарабкаться на собственного жеребца и довольствовался тем, что шел на поводу роскошного царственного всадника в блестящих доспехах и шлеме, не спрашивая, куда его ведут. Конечно, кайзер не замышлял ничего плохого, но, почти как все немцы, плохо разбирался в политике. Различные совершенные им ошибки в один прекрасный день вынудили его применить силу, чтобы спасти лицо. Такая опасность неизменно сопутствует политике, основанной на сохранении престижа. За все свое правление Вильгельм II так и не понял, что политика - дитя разума, а применение силы только доказывает отсутствие оного.
Результатом неудачной политики Вильгельма II стала война 1914 года с ее катастрофическими последствиями не только для Германии, но и для всего мира.

Тиссен Фриц «Исповедь немецкого магната. 1939-1945»


Ничто не случайно
Я
lev_dmitrich
samurai_1


Меня спрашивают:
– Хороший человек и плохой человек вышли прогуляться ночью. Плохой человек шел вслед за хорошим, и когда несчастье случилось с хорошим, плохой успел его избежать. Означает ли это, что несчастье действительно случилось с хорошим человеком, тогда как плохой его избежал? Разве небеса не защищают хороших людей и не наказывают плохих?
– Таков путь небес, – отвечаю я. – От небес нас никто не защитит. Мы будем неправы, если скажем, что небеса предпочитают хороших людей плохим. Небеса помнят о хороших людях, но никогда не забывают и о плохих. Лишь человек отличает хорошее от плохого.
– Если вы говорите, что небеса всегда справедливы, почему хорошее поведение человека не всегда оценивается по достоинству, а плохое поведение не всегда наказывается? – спрашивают меня.
– Если вы так полагаете, сегодня же начните поступать неправильно и посмотрите, что из этого выйдет, – отвечаю я. – Плохое поведение станет для вас привычным и в конце концов вас погубит. Если же вы продолжите делать добрые дела, в конце концов они принесут вам удачу. Вы обязательно достигнете успеха в жизни.
В случае, когда хороший человек шел впереди плохого и попал в переделку, не небеса послали ему неудачу, а он сам ее выбрал, решив идти впереди плохого человека. Небеса здесь ни при чем. Он может быть хорошим человеком, но если в его прошлой карме есть следы плохого поведения, его неожиданно постигнет неудача.
Плохой человек шел вслед за хорошим и избежал неприятностей. Это может быть ему наградой за хорошие дела в прошлой жизни. Обычно люди пожинают плоды того, что посеяли в этой жизни, но иногда они получают вознаграждение за предыдущие жизни. Что касается вышеупомянутого несчастья, то речь идет о кармическом воздаянии человеку за его предыдущие жизни, хотя может показаться, что это случайность.
Случайностей не бывает. Все закономерно. Тот, кто говорит о случайностях, не понимает подлинного пути небес.

Кодекс чести самурая (сборник)