С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

Письмо об усилении борьбы с парашютными группами диверсантов на территории Армянской ССР
Апагахима
lev_dmitrich
дром3

СЕКРЕТНО. Прилож.к. п.1 прот. Б. ЦК № 236
Подлежит возврату.
(Постановление Бюро ЦК КП (б) Армении от 22 сентября 1942 г.)

В связи с приближением фронта, участились случаи выброски немецкой разведкой на территорию Закавказских Республик парашютистов из числа бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену, эмигрантов, а также немцев – сотрудников германской разведки.

Забрасываемые немцами парашютисты снабжены взрыв.веществами, оружием, рациями, фиктивными документами, фашистскими листовками.

Перед парашютистами германская разведка ставила задачу: совершение диверсионных актов на важнейших предприятиях военной промышленности, транспорте, установление связи с контрреволюционными элементами, в целях организации антисоветских выступлений и дезорганизации нашего тыла.

18 сентября с.г. в Сисиане Сисианским РО НКВД арестованы 2 парашютиста-диверсанта, у которых изъяты большое количество взрыв. веществ и оружия. Диверсанты имели задачей совершение диверсионных актов на промышленных предприятиях, транспорте и совершение террористических актов над партийным советским активом.


Для усиления борьбы с немецкими парашютистами-диверсантами и усиления охраны промышленных предприятий и транспорта, Бюро ЦК постановляет:Collapse )

Новая Турция младотурок
Хачик
lev_dmitrich
мла 7

Младотурки достигли апогея своего влияния. В парламенте у них большинство. Председатель - младотурок. Султан неутомимо прижимает к своей груди бывших мятежников. Европейская дипломатия готова их насмерть заласкать... Много ли лет прошло с тех пор, как Ахмед-Риза (прим. один из виднейших младотурок-эмигрантов. C 1896 г. издавал газету "Мешверет" ("Совет"). После революции 1908 г. был избран председателем палаты депутатов) парижский эмигрант и редактор подпольной газеты, обращался к первой Гаагской конференции мира с просьбой о защите турецкого народа против разнузданной константинопольской тирании? Ему грубо указали на дверь. Ни одно дипломатическое ухо не раскрылось для него. Голландское правительство пригрозило выслать его из страны, как "беспокойного иностранца". Тщетно стучался он у дверей влиятельных парламентариев; его не впускали. Только социалист Ван-Коль оказал ему поддержку, созвав под своим председательством собрание, на котором Ахмед-Риза апеллировал к сочувствию аудитории. А ныне европейские официозы спешат заверить, что председатель турецкого парламента пользуется заслуженными симпатиями со стороны всех европейских кабинетов... Бюлов (прим. канцлер Германии 1900 - 1908 г.г.)не обинуясь расписывается в рейхстаге в отменном уважении к турецким офицерам, героям революционного переворота ("Мы запомним ваши слова, господин канцлер!" - пишет Парвус по поводу этой речи).

Победа - самый действительный аргумент, и успех - наиболее убедительная рекомендация. Но в чем секрет этой победы и где тайна этого головокружительного успеха?

На эту тему "Речь" писала с укоризной по адресу левых: в Турции разные классы шли де в борьбу с сохранением той иерархии, которая связывает их в хозяйственной жизни страны; экономически господствующие классы удержали в революции гегемонию над народной массой, - отсюда победа.

А "Новое Время" в свою очередь с нравоучительным злорадством выговаривало кадетам: младотурки, не в пример российским либеральным доктринерам, крепко держали де знамя патриотического национализма и ни на минуту не порывали с монархическими и религиозными верованиями народа, - посему и были вознесены.


В политике, как и в личной жизни, нет ничего дешевле морализирования - дешевле и бесплоднее. Это занятие для многих, однако, привлекательно тем, что избавляет от необходимости вникать в объективную механику событий. Чем объясняется поразительная победа младотурок - победа почти без усилий и жертв?Collapse )

24 апреля 1877 года
Русской колбасы
lev_dmitrich
рустур

После Крымской кампании и Парижского мира 1856 года Россия, потерпевшая поражение и на военном и на дипломатическом фронте, стала усиленно готовиться к реваншу. Отчасти ей удалось вознаградить себя уже в 1871 году, когда, в результате франко-прусской войны, Европа, главным образом по настоянию благодарной за русский нейтралитет Германии, согласилась на отмену тех статей Парижского трактата, которые запрещали России держать военный флот на Черном море. Но на этом царское правительство не успокоилось. Внутреннее положение России требовало более осязательных успехов для "успокоения общественного мнения". Европейская обстановка казалось благоприятной: Франция была разбита и разорена; Англия, не имеющая сильной сухопутной армии, не опасна. Германия же была связана в отношении России договором, подписанным в 1872 году (так наз. "Союз трех императоров" - австрийского, германского и русского); наконец, Австрия была не прочь "за соответствующее вознаграждение" предоставить России свободу действий на Балканах.

Подготовлявшийся кризис получил непосредственное развитие в связи с событиями, разыгравшимися летом 1875 года в Боснии и Герцеговине. Страдавшие от невыносимо тяжелого гнета помещиков боснийские крестьяне восстали и потребовали выкупа феодальных повинностей и прекращения практиковавшейся тогда в Турции "откупной" системы. А так как помещиками в Боснии и Герцеговине были мусульмане (хотя во многих случаях и славянского происхождения), а крестьянами - христиане, то европейской дипломатии было нетрудно приписать движению национально-религиозный характер и дополнить требования повстанцев "основными" пунктами о свободе вероисповедания для христиан и о фискально-административной автономии восставших областей.

Эти требования и были предъявлены представителями "держав" турецкому правительству, которое перед лицом "единого фронта" Европы вынуждено было пойти на ряд уступок: военные действия против повстанцев были прекращены, и султан опубликовал "ирадэ" (указ), дарующий амнистию и свободу исповедания.

Истолковав эту уступчивость Порты как признак крайней слабости Турции, Россия решила попытаться покончить с турками силами одних балканских государств и двинула в 1876 году против Турции сербов. При этом сербам была обещана немедленная вооруженная поддержка России, и на Балканы был даже послан добровольческий русский отряд под командой генерала Черняева. Но сербы самостоятельно справиться с Турцией не смогли и потерпели ряд поражений. 29 октября 1876 года сербская армия и Черняев были разбиты наголову под Дьюнишем, и перед турками была открыта дорога на Белград. Положение сделалось критическим. Русское правительство, не готовое еще к войне, потребовало, чтобы турки заключили с сербами перемирие на 6 недель, на что Порта, также еще не собравшая своих сил, ответила согласием.

После этого события разворачиваются быстрым темпомCollapse )

О строительстве города Еревана
. .. чем не ЖЖелтый Хач ?
lev_dmitrich
эрииииии

В 810 (1407-08) году один из любимцев эмира Тимура, купец Ходжа-хан Лехичани, ступил на землю этого Еревана. Он увидел плодородный край и поселился здесь вместе со всеми своими домочадцами. День ото дня он богател на выращивании риса и строил этот город. Позже, в 915 (1509-10) году, шах Иранской земли Исмаил-шах (прим. Исмаил I Севефи 1501 — 1524) приказал своему везиру Реван-кулу-хану построить в этом месте крепость. Тот за семь лет воздвиг крепость и дал ей имя Реван. Это прекрасная крепость из кирпича и камня на восточном берегу реки Занга, однако в один-единственный ярус. Позднее, в 940 (1533-34) году, в нахичеванский край вступил войной Сулейман-хан (прим. османский султан Сулейман I Великолепный 1520 — 1566). Он приказал исламскому воинству овладеть Ереваном, Он разрушил во многих местах эту небольшую крепость и возвратился в свою столицу с богатой добычей. Еще позднее, во времена Мурад-хана III (прим. османский султан 1574-1595), главнокомандующим в Персии был назначен великий везир Фархад-паша. Он разграбил и опустошил Гянджу, Ширван, Шемаху, Ереван, Нахичевань и их окрестности, разрушил дворцы сына шаха и его приближенных, не оставив от них камня на камне. Потом возвратился и под стенами этой крепости Ереван разбил стоянку и отдыхал. Для того чтобы полностью завладеть Ереваном, он, следуя предписанию Корана: «И посовещались они...», собрал на совет своих подданных и мужей дела и решил воздвигнуть подобный райскому саду дворец Токмак-хан. На берегу реки Занга с юга на север начали копать большие ямы. 150 тысяч воинов ислама трудились в полную силу и за 45 дней завершили строительство крепости, а еще за 40 дней заполнили ее припасами и воинским снаряжением.

После этого должность мирмирана (прим. паша, наместник) этого города вместе со званием везира была предоставлена Джигале-заде Юсуф-паше, одному из доверенных людей охраны гарема Сулейман-хана. Для его обороны было выделено 70 тысяч воинов, после чего Фархад-паша отправился на починку расположенной в тех краях крепости Шурекли. После ремонта крепости в ней было поставлено войско. Затем он поправил также крепость Карс, и ряды мусульманского воинства еще более пополнились. Он также завоевал и восстановил Ардаган и оставил в нем янычар. Крепость Ахысха (прим. Ахалцихе) он отремонтировал, сделал ее как белоснежный портал и посадил в ней три тысячи капы-кулу (прим. дословно раб дверей,гвардеец). Везиром ее он поставил сына Теймураз-хана (прим. Теймураз I, царь Кахетии (1606 — 1648)) и после этого взял путь на столицу государства. С того времени в эйялете Ван по праву и справедливости правил Джигале-заде Юсуф-паша, город приобрел благоустроенный вид, как во времена Сулейман-хана, каждая деревня превратилась в большой город.


Позднее, в 1012 (1603-04) году, персы захватили Гянджу и Ширван и в течение семи дней осаждали Ереван.Collapse )

Сюда пришли русские войска, не врагами, а друзьями, дай Бог, чтобы дружба эта сохранилась вовеки
Русской колбасы
lev_dmitrich
ппппп

В 1833 году судьба турецкой истории висела на волоске. Египетский хедив Ибрагим-паша, сын Махмеда-Али, не только отказался от повиновения султану, но даже задумал низложить его и во главе отлично организованной армии пошел на Стамбул. Лишь в 12 переходах от столицы, в Кутаии, остановилось его победоносное шествие. Ибрагим-паша, узнав о высадке русского корпуса, высланного по приказанию Императора Николая, поддался убеждениям европейских дипломатов и повернул назад.

Турки, жители ближайшей деревни Гункиар-Искелеси, охотно показывают туристам “москов таш” (русский камень).

Но дружба Турции с Россией была не на руку западным державам. Происки Пальмерстона увенчались успехом и привели к Крымской войне.

Среди турецких государственных деятелей всегда были и будут люди, сознающие что единственной гарантией существования Турции является доверие к России. Конечно утопией было бы предполагать, что Турции готовится со временем участь среднеазиатских мусульманских государств Бухарского и Кокандского ханств, но союз с могущественной соседней державой рассеял бы вековой кошмар, тяготеющий над Турцией, вызвал бы ее к новой жизни и избавил бы ее от унизительной и неблагодарной роли бульдога, которого по мере надобности науськивают то Пальмерстоны, то Бисмарки.

Движение России вперед, к воротам Царьграда, не вызывается одними лишь политическими комбинациями; движение это стихийное, роковое и вызвано теми непреложными законами, по которым совершается жизнь и эволюция каждого народа.

“Грядущие годы таятся во мгле”. К тому времени, когда неминуемые осложнения, на почве ли вопроса о проливах или брожения в Македонии, нас приведут к катастрофе, мы должны познать и изучить противника, чтобы отрешиться от предвзятых мнений и иллюзии, что последняя решающая борьба будет нечто вроде церемониального марша от Эрзерума на Скутари.

А мы легко вдаемся в самообман; охотно верим, что Турция, как Государственный организм, разлагается, что финансы расстроены, что в администрации царствует полнейшая анархия, что войска в жалком состоянии, офицеры бедствуют, не получая по целым годам жалованья, и т. д.

Много в Турции печальных и страшных явлений, поражающих иностранца, привыкшего к внешним признакам самодовольной культурности Запада. Но турки — народ еще молодой, полный скрытой силы и энергии. Теперь они впали в непробудную спячку, с чисто восточным фатализмом отдавшись на волю аллаха, и невольно подумаешь о потухшем вулкане, грозно молчаливом, как бы застывшем на веки. Но заклокочет подземный огонь, загремит, застонет неподвижная скала и огненные потоки зальют нивы и сады, города и поселения, все что создано вековым трудом мирных поколений.

Бесследно погибла великая Троя, сыпучим песком занесло развалины древнего Пергама, жалкие мазанки курдских пастухов лепятся теперь там, где возвышались некогда сказочные города Ассирии и Вавилона.

На громадном пространстве от Геллеспонта до Евфрата возникало государство за государством, созидались великие города, и все вновь разрушалось, и последние следы величия и славы развеяны в прах.

Но прошло тринадцать веков, и страстные слова пророка меча и пламени не утратили своей силы и обаяния, — смерть и гибель сулит он неверным, а павшего в бою с ними ждут райские гурии.

Нет Бога, кроме Бога, и Магомета пророка Его!

И в тихий вечерний час, когда с высоты минарета раздается призывная молитва муэзина, словам этим благоговейно внимает и аскер низама в тесной куртке прусского образца, и оборванный гамал, и младо-турок в смокинге и с моноклем, недавно вернувшийся из Moulin Bouge в родной Стамбул. Армянская резня 1896 — 1897 г. г. — лишь слабое частичное проявление того религиозного фанатизма, который может охватить зловещим заревом весь мир мусульманский, от пустынь Сахары до священных вод Ганга, и перед которыми окажется бледным воодушевление экзальтированных голодных полчищ Петра Амьенского и Готфрида Булонского.

В горных ущельях Анатолии пыхтят паровозы германской железной дороги, пронырливые армяне, в ожидании новой резни, лихорадочно торгуют в своих лавочках и конторах, вали и каймакамы, во исполнение намеченных султаном реформ, покорно перекочевывают со своими гаремами из Сиваса в Монастырь и из Битлиса в Салоники; а турок-обыватель по-прежнему сидит под навесом кофейни и, не выпуская из зубов янтарной трубки наргиле, задумчиво смотрит куда-то в даль, как бы не замечая лихорадочной, крикливой суеты новой, непонятной для него жизни. “Что там, в Румелии, снова взбунтовались неверные собаки-гяуры — это не важно, перережут их аскеры во славу аллаха; что падишах, тень Бога на земле, повелитель правоверных, возвестил о введении новых “танзимат” (реформ) — тоже не важно; все новшества — дело рук дьявола”, — рассуждают турки старого закала; проведут они легковерных европейцев так же, как обманули они их в 1839 году с пресловутым Хатти-шерифом, прочитанным Решид-пашой в павильоне роз, и в 1876 году, когда турецкий Кольбер Мидхат-паша удивил весь свет разыгранной им комедией — устройством оттоманского парламента.


Е.Августус «В гостях у турок. Путевые очерки и впечатления» 1903 г.


Поход князя Цицианова на Иреван, война и победа, возвращение его в отчаянии
. .. чем не ЖЖелтый Хач ?
lev_dmitrich
циц
Князь Павел Цицианов

Вернувшись в Тифлис, князь Цицианов зиму провел в подготовке войска и снаряжении к походу. С наступлением весны он направился на Иреван (прим. Ереван). Правитель Иревана Мухаммед-хан неоднократно писал князю письма, в которых говорил: "Не теряйте времени. Немедля направьтесь в Иреван и осветите эти места восходом полумесяца ваших победоносных знамен. Как только появятся ваши доблестные войска, ключи от крепости тут же представлю вам, и подчинюсь высокой власти лучезарного российского государства".

Как раз в это время правитель Нахчевана Кельб-Али-хан находился в Иреване. Хотя Мухаммед-хан и был самостоятельным правителем Иревана, но при решении важнейших вопросов и устройство больших и малых дел (Иреванского ханства) было связано с волей Кельб-Али-хана и зависело от его советов.

Сардар (главнокомандующий русскими войсками князь Цицианов), продвигаясь вперед, дошел до местечка Уч-килиса (прим. Эчмиадзин) и велел разбить там величественные шатры.
Иранское же государство снабдило малолетнего Аббас-мирзу большим количеством войск, назначив его главнокомандующим, обеспечило его бесчисленным снаряжением и направило навстречу сардару Цицианову. Аббас-мирза, горя желанием вступить в бой, поднял знамя наступления.
Обе армии встретились в Уч-килисе. Тут произошла ожесточенная битва. Генерал Цицианов об этом сражения писал, что им было сделано "сильное отражение многочисленной толпы персиян, предводимых сыном Баба-хана”. Пыль из-под копыт коней затмила звезды, от блеска мечей на четвертом (своде) небес прищурились очи солнца.


Большинство бойцов погибло, уцелевших было мало. Русские войска разделились на три группыCollapse )

Книга законов султана Селима I
. .. чем не ЖЖелтый Хач ?
lev_dmitrich
селим

Относительно штрафа с развратников и развратниц.

Если кто-либо совершит прелюбодеяние и это будет установлено до шариату, то если совершивший прелюбодеяние женат и богат так, что состояние его достигает 1000 акче или того более, и если он не будет наказан публично, — пусть будет взят с него штраф в 400 акче; если же он среднего достатка, то пусть будет оштрафован на 200 акче; если его достаток еще ниже и он еще беднее, то пусть будет взято с него штрафа 40 акче; если же он на положении неимущего, то пусть взимается штраф 30 акче.

Если совершивший прелюбодеяние холост и богат, то пусть будет взят с него штраф в 100 акче; если же он среднего достатка, — 60 акче; а если он беден, то пусть будет взято 30 акче.

Если прелюбодеяние совершит женщина и она богата, то с нее штраф такой же, как с богатого мужчины. Если же она среднего достатка или бедна, то пусть с нее будет взято соразмерно этому. Если женщина станет сводницей, то штраф за нее пусть платит ее муж.

Если женщина имеет имущество и мужа, но снова примет мужчину, то с нее положен штраф за плутовство, с богатой — 100 акче, с имеющей средний достаток — 58 акче, с бедной — 30 акче.

Если прелюбодеяние совершат юноша и девушка, то в отношении их меры наказания таковы же, как указано ранее.

Если прелюбодеяние совершат раб и рабыня, то с них пусть взимается штраф в размере половины штрафа со свободного мужчины и свободной женщины. Если кто-то зайдет в чей-нибудь дом с целью прелюбодеяния, то женатый пусть платит штраф женатого, а холостой — штраф холостого.

Если кто-то поцелует чью-нибудь жену или дочь или, придя в ее жилье, будет добиваться этого, то кади пусть строго накажет виновного и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче штрафа.

У того, кто силой или хитростью затащит в чей-нибудь дом девочку или мальчика, и у того, кто затащит в дом девушку или женщину, в качестве наказания пусть отрубят половой член. Если украдут девушку или женщину и силой выдадут замуж, то пусть увезенных освободят и виновных подвергнут публичному наказанию. А того, кто женился, пусть присудят к обрезанию бороды. Если кто-то будет приставать к чьей-нибудь рабыне или поцелует ее, то пусть он будет строго наказан и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если кто-то поцелует какого-нибудь мальчика или будет преследовать его или приставать к нему, то пусть он строго будет наказан и за каждый палочный удар пусть будет взято по 1 акче штрафа. А кади при рассмотрении дела на месте еще и в тюрьму пусть посадит.

Если женщина или девушка скажет: “Меня такой-то обесчестил”, а он будет отрицать, то словам женщины не придавать значения; мужчине надлежит дать клятву без вызова свидетеля, а женщину и девушку подвергнуть наказанию и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа .“Плата за свидетельство (хюджжет), полученная от кади, такова: пусть взимается 26 акче; из них 20 акче — принадлежит кади, 4 акче — наибу и 2 акче — кятибу.

Если мужчина скажет о женщине или девушке: “Я совершил с нею прелюбодеяние”, а она будет отрицать это, ей надлежит дать клятву, а мужчина пусть будет наказан и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если кто-нибудь скажет другому: “Ты обесчестил мою жену, дочь или рабыню”, но это не будет доказано, то обвиненного пусть не наказывают, и штрафа не берут.

Если чей-нибудь сын совершит развратный поступок, то, если он достиг совершеннолетия, пусть будет наказан и за каждый палочный удар пусть возьмут 1 акче штрафа; если же еще не достиг совершеннолетия, то, чтобы не привлекать его отца, следует его самого наказать палками, а штраф пусть не взимается.

Если кто-нибудь предастся скотоложству, его надлежит строго наказать и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если какой-нибудь человек погонится за женщиной или войдет к ней в дом, откроет ее волосы или стянет с нее шаровары или платок, то после того как это будет установлено, его следует строго наказать, посадить в тюрьму и донести моему высокому двору.

Если мужчина вступит к рабыне своей жены, матери или кого-либо из близких, то кади, наказав его, пусть за каждый палочный удар возьмет 1 акче штрафа.

Если чей-нибудь сын вступит в сношение с его рабыней, то за это ничего не следует, пусть не вмешиваются.

Если некие двое, подравшись, порвут один другому ворот, то кади пусть накажет палками обоих, а штрафа не взимает. Если один у другого вырвет волосы или бороду, то кади пусть накажет обоих и возьмет штраф: с богатого — 20, а с бедного — 10 акче. Если один погонится за другим или ворвется к нему в дом и они подерутся, при этом один у другого вырвет бороду или один другого крепко прибьет, то следует наказать обоих: побить палками и с зачинщика за каждый палочный удар взять по 1 акче штрафа, а с другого не брать. Если один другому до крови рассечет голову, то [виновного] следует наказать и взять с него 30 акче штрафа. Если же голова будет пробита до кости и потребуется хирург, то после наказания пусть будет взят штраф: с богатого — 100 акче, если виновный среднего достатка, — 50 акче, а с бедного — 30 акче.


О кровной местиCollapse )

Взятие Эривани (по рассказам старожилов)
Аргишти
lev_dmitrich
карта ЭРИ

В Эривани еще до сих пор живы некоторые из свидетелей штурма крепости графом Паскевичем. Память их сохранила довольно свежо “дела давно минувших дней”, и хотя, конечно, не все в рассказах их согласно с истиною, тем не менее, в виду бедности литературы вопроса, мне кажется, не будут лишены некоторого интереса следующие данные, которые мне удалось собрать от престарелых армян, при посредстве воспитанников III класса Эриванской учительской семинарии.

Успехи русского оружия, так доблестно обнаружившиеся при самом начале войны с персиянами, заставили Аббаса-Мирзу, сына шаха Фет-Али, начать отступление к Тегерану. Паскевичу открывалось обширное поле для военных действий и представлялась возможность занятия столицы противника и заключения в стенах ее выгодного мира. По пути к Тегерану нужно было взять несколько укреплений (Аббас-Аббад, Сардар-Аббад) и крепость Эривань. В учебниках истории она обыкновенно называется “оплотом Персии” и к ней прибавляется эпитет “неприступной”. На самом деле это не совсем так. Крепость, обведенная стеною из обожженного, частью из необожженного кирпича, скрепленного грязью (по способу всех местных сооружений), расположена в котловине и окружена холмами, весьма удобными для возведения укреплений. Таким образом местность имеет сходство с блюдцом: дно составляет живописную долину, где расположен город, края блюдца — окружающие холмы, а на средине покатости, в юго-восточной части города, возвышаются кое-где уцелевшие стены полуразрушенной крепости. Стоило только открыть огонь из пушек, поставленных по холмам, чтобы в городе и в самой крепости не осталось камня на камне. Сами персияне мало полагались на свой оплот и старались не допустить Паскевича к городу. С этой целью ими было выставлено в Сардар-Аббаде 40-тысячное войско. Крепость в Эривани укреплялась и готовилась к отпору. Армяне составляли тогда значительно преобладающий элемент населения Эривани. Чтобы ослабить партию недовольных персидским владычеством, готовых оказать помощь русской армии, сардар заранее распорядился отправить в Персию несколько армянских семейств, поставив во главе их некоего Матаса-Агу. Те, которые не исполнили этого повеления, были перебиты. Предание гласит, что эти невольные переселенцы, добравшись до Аракса, побоялись переправиться через него за водопольем и возвратились назад уже тогда, когда крепость сдалась.

Уже в апреле 1827 года городские жители со своими семействами покинули город и переселились в крепость, где Армяне заняли, изолированную от Персиян часть. Сардар-Гасан-хан во главе кавалерии, посаженной на ослах, выступил в небольшую крепостцу Джафар-Аббад, где и оставался до взятия Эривани, а затем бежал в Персию. Управлять городом и командовать гарнизоном остался брат сардара, Гуссейн-хан, чедовек не из храбрых, как обнаружилось впоследствии.

Старожилы рассказывают, что осада, продолжалась 8 дней; крепость взята 1 октября, следовательно, в двадцатых числах сентября надвинулась русская армия и облегла город с трех сторон. На холмах построены были редуты, и осада началась. “Артиллерия русских действовала прекрасно”, простодушно заявляет мой рассказчик, “потому что ядра не раз попадали в крыши домов и залетали в комнаты”. Армяне снеслись с Паскевичем и указали ему, в какой части крепости засели персияне, и куда следует направлять выстрелы. Персияне отстреливались, но их ядра, частью за неимением хороших артиллеристов, частью и потому, что к пушкам приставлены были армяне, часто попадали в крепость. Несколько человек армян-артиллеристов, говорят, были казнены за измену. Более удачно действовали ружья эриванского гарнизона.

На четвертый день осады Гуссейн заявил свою храбрость: он бежал из крепости через подземный ход, проведенный под Зангой. Едва убедили его ханы возвратиться и не покидать их, тем более что и русские перестали стрелять, выпустив, вероятно, все снаряды. Вскоре после этого тот же Гуссейн, рассматривая расположенные на противоположном холме, за Сардарским садом, неприятельские батареи, увидел, что русский солдатик, желая, вероятно, показать презрение к выстрелам персиян или насмеяться над их неумением, повернулся спиной к крепости и показал себя брату сардара au naturel. (прим. в натуральном виде) Эта выходка рассердила Гуссейна: он выругал русских “гяурами” и приказал готовиться к вылазке. Гарнизон постройся, а Гуссейн, надев ярко-пурпуровое платье, на белом коне выехал к войску и готовился вести его в битву. Ханы опять уговаривали его не делать такого решительного шага, доказывая, что явиться в битву на белом коне и в ярком платье, — значит сделаться мишенью для русских пуль. Убеждения ханов опять подействовали, и Гуссейн отказался от вылазки;

Между тем часть русского войска отряжена была для занятия западной части города, где лежит, так называемый Тапа-баш. Отряд переправился через Зангу у селения Шенкавид (в 5 — 6 верстах от города), воздвиг батареи на Тапа-баше и затем спустился в Савзикяр (огород, засеянный веленью). Отсюда-то была взорвана часть крепостной стены, и таким образом осажденные потеряли всякую надежду отстоять крепость.

На 8-й день осады из русского лагеря было замечено, что персияне со стены показывают какой-то шест и что-то кричат. Был послан офицер узнать, что нужно осажденным. Оказалось, что к шесту привязаны ключи от крепостных, ворот и что персияне кричат “райхим” (сдаемся). Молва гласит, что, когда один из офицеров был отправлен для принятия ключей, то персияне сделали вид, что отдают их через отверстие ворот; но едва офицер приблизился, как раздался выстрел, и он был убит наповал. Такой вероломный поступок раздражил нападающих солдат. С ружьями, наперевес они, перепрыгивают через крепостную стену и расправляются с гарнизоном штыками. Рассказывают, что и жены сардара (около 40) разделили общую гибель: они были выброшены русскими штыками через окна гарема, с высоты нескольких сажен на каменистый берег протекающей внизу Занги. Гуссейна нашли в каком-то дровяном сарае, где он думал избежать плена. Он до отправления, в Тифлис содержался под караулом в мечети, находящейся в крепости. Армяне присоединились к русским и стали вымещать затаенную, злобу на исконных своих притеснителях. От их грабежа сильно пострадал дворец сардара: называют какого-то духанщика Асатура, который, променивая водку на ограбленные драгоценности, так нажился, что оставил своему потомству ведьма кругленькое состояние. Из других имен, уцелевших в народной памяти от этой эпохи, заслуживает внимания Агаси. О нем сложились народный песни, его личность опоэтизирована и искусственной литературой: Х.Абовьян построил целую драму на изображении его подвигов. Несомненно, лицо историческое, Агаси жил в селении Канакирах (в 5 в. от Эривани по Тифлисской дороге), был с сардаром в хороших отношениях и бывал часто у него. Но вот сардар посылает в Канакиры нукеров вербовать красивых девушек в свой гарем. Невеста Агаси попадает в число намеченных жертв. Тогда Агаси, собрав несколько таких же удальцов, как сам, прогоняет нукеров. Конечно, после этого ему нельзя уже было оставаться в родном селении, и он со своими товарищами начинает теперь мстить персиянам по глухим дорогам, а когда Паскевич подступил к Эривани, Агаси явился к нему и предложил свои услуги для указания слабо укрепленных мест Эривани. Между тем сардар постарался отомстить отцу Агаси; он посадил его в тюрьму, отдав приказание часовым убить и сына и отца, если только один попытается освобождать узника, а другой — бежать. Вместе с первыми русскими солдатами перескочил Агаси через стену и, конечно, тотчас же бросился к тюрьме. Часовые, не покинувшие еще своих мест, успели исполнить приказание сардара: они убили Агаси и отца его. От этой поэтической личности веет той же изящной простотой, которая служит отличительным свойством народного эпоса, вопреки тем мнениям, что народные песни позднейшего образования всегда и везде носят Фтпечаток уменьшения поэтического чувства, отличаются бедностью мысли и служат вообще доказательством оскудения поэзии. Мнение это разбивается само собою такими данными, как современные, почти созданные на днях, песни о герое Агаси. По сюжету, даже в деталях, это предание имеет чрезвычайно много общего с юнацкими песнями сербов.

Из памятников эпохи взятия Эривани, пощаженных временем, уцелела до сих пор, благодаря вниманию администрации, так называемая зеркальная зала в сардарском дворце; в ней-то в следующем после взятия крепости, 28 году, русскими офицерами разыграна была комедия Грибоедова “Горе от ума”, до того времени не дававшаяся ни на какой другой сцене. Быть может, автор присутствовал на спектакле, так как в это время он состоял, как знаток обычаев персиян, при Паскевиче.

Учитель Эриванской учительской семинарии К. Шульгин.


Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 4. Тифлис. 1884


Указ Бегум хатун, жены султана Джаханшаха Кара-Коюнлу, выданный Гандзасарскому католикосу
. .. чем не ЖЖелтый Хач ?
lev_dmitrich
карта а

Он богатый!

Августейшая государыня. Мое слово:

Да будут осведомлены амиры, хакимы, даруга, родовитые (усул), вельможные, знатные, видные люди и мелики, кедхуда, арбабы и амилы, мутасаррифы и битикчи стран, находящихся в безопасности, что гордость христиан Иоаннес, католикос вилайета Агванк, на днях показал ее величеству, опоре царской власти, — да продлит бог на вечные времена ее царствование и власть, — (Джаханшах) высочайший указ, представленный на утверждение блаженной памяти почившего царя Шейха Увейс бахадура, — да просветит господь-бог душу его!

Содержание этого указа следующее:

«С давних времен и согласно хартии царя Сиса — предводительство и главенство над всеми местностями Агванка принадлежит католикосу Матевосу, в каковых целях обнародован настоящий указ — ярлык, чтобы признали его, как раньше, предводителем и главой армян этого вилайета, считали его десницу в этом деле мощной и полноправной, не останавливались на постой в местностях, принадлежащих ему, не брали его скот на улаг, не взимали с него и подчиненного ему духовенства ничего под видом джизья и бейт-ул-мала, чтобы армяне Гандзасара в Агванке признали его своим предводителем и главой и не выходили в отношении их религии за пределы его речей и поучений, считали необходимым подчиняться ему и чтобы никогда не отмежёвывались от него, чтобы никто не вмешивался и не ввязывался в его дела, не совершал преступных деяний в отношении подчиненного ему духовенства и приближенных лиц, не требовал от них ничего и не имел никаких желаний и ожиданий. Если он обратится к ним с какой бы то ни было просьбой, то чтобы они сочли нужным честно помочь ему и сделать так, чтобы они, подчиненное ему духовенство и приближенные его, свободно могли заниматься своими делами и надлежащими вопросами и постоянно славословили”.

Католикос Матевос этот указ представил нам и попросил утвердить на свое имя. Просьба его была одобрена и с помощью всемогущего бога сей августейший указ был обнародован во всех концах мира, чтобы, как было утверждено и принято указами прежних царей, так и ныне обходились и не производили никаких изменений в принятых законах и прежних канонах, считали в этом деле его десницу мощной и полноправной, признали его своим предводителем и главой и в отношении их религии не выходили за пределы его речей и поучений».

Католикос Иоаннес попросил подпись хассе-е шарифе. Уважив его просьбу, был написан сей августейший указ. Согласно упомянутым указам, пусть признают установленным и утвержденным и не вносят в их законы изменения, так как это принадлежит нашему хассе-е шарифе; пусть в упомянутых вопросах не противятся и не делают упущений и пусть всюду так поступают и лишь только этот указ будет украшен священной печатью и засияет, да поверят ему.

Написан 10-го дня зикаада месяца 866 г. (6 августа 1462 г.).



Печать Бегум-хатун: Если милосердный господь даровал тебе
богатство обоих миров,
То не возгордись ты величием, дарованным
тебе судьбой, о Хатун хан

Регистрирован. Раб и отменный слуга ходжа Шамс-ад-дин Мухаррам.

Указ Бегум хатун, жены султана Джаханшаха Кара-Коюнлу от 1462 г., выданный Гандзасарскому католикосу Иоаннесу, коим удостоверяются его патриаршие права и предлагается государственным служащим данной местности не только не притеснять его и подчиненное ему духовенство взиманием разнообразных податей, но и в случае надобности оказывать им помощь.



Зейтун
Хачик
lev_dmitrich
зейтун

Город Зейтун (в переводе с арабского - оливка) находился в окружении цепи гор Антитавра. Армяне поселились в этом месте со времени падения Киликийского царства в 1375 году. Город состоял из четырёх кварталов - Суренян (или Центральный), Верин тах (или Новый, по-турецки Ени Дуния), Шоворян (или Баз Байыр) и Ягубян (или Каргезлар), - во главе которых стояли "бароны" - главы княжеских семей, прибывших в Киликию в XI веке в основном из Ани, а также из Вана и Сасуна. Зейтун (прим. ныне Сулейманлы) был в числе районов, которые почти не пострадали при захвате турками-османами исторической Армении. Зейтунцы помогали османам в их войнах с другими туркоманскими племенами, и поэтому султан Мурад IV в 1618 году официально признал их независимость в обмен на ежегодный налог. В городе преступников никогда не сажали в тюрьму, их либо казнили, либо изгоняли из общины, либо обязывали заплатить штраф. Район был укреплён и включал в себя армянские и турецкие деревни, но ни одному турку не позволялось жить в стенах самого Зейтуна. Зейтунцы веками противились попыткам ввести над ними контроль, вплоть до рокового 1915 года. Помимо Зейтуна и другие города, такие как Гандзасар и Шуши в Карабахе или Муса-Даг и горная область Сасун, пользовались полной или частичной автономией. Недоступные поселения, хорошо защищённые на вершинах гор, на дне закрытых лощин, было легко оборонять. Завоеватели обходили эти районы до тех пор, пока в XIX веке не встал остро армянский вопрос. В 1808, 1819, 1829, 1840 и 1860 годах турецкие власти организовывали все новые походы на Зейтун.

зей

В 1862 году Азиз-паша напал на город с двенадцатитысячным войском, но четыре тысячи зейтунцев смогли отстоять свою автономию. При личном вмешательстве Наполеона III (прим. президент Франции) Зейтун получил независимость и был освобождён от податей. В 1863 году армянский князь Левон Зейтунский, находясь в Милане, послал Гарибальди петицию, предлагая ему план по освобождению Киликии от турецкого ига: "гарибальдины" должны были приплыть к киликийскому берегу, освободить Сис и вместе с зейтунцами напасть на Мараш и Адану, где турецкие паши располагали малочисленным гарнизоном и почти не имели денег. Взамен армянский князь обещал итальянцам владения в Киликии. Интересно, что в это же время с подобным предложением к Гарибальди обратился и Михаил Бакунин. Итальянский герой не обратил внимание на эти просьбы.
В 1865 году зейтунцы были вынуждены смириться с турецким правлением и принять первого турецкого каймакама (прим. наместник); но в 1872 и 1875 годах они выдворили турецких полицейских из города, а в 1877-1878 годах опять восстали и на три года восстановили свою независимость. В период массовых избиений армян 1895-1896 годов при Абдул-Гамиде, успешные действия горцев из Зейтуна остановили истребления в области Аданы: 1500 горцев-армян заперли в каменный мешок 24 турецких батальона, многочисленные отряды курдов и черкесов с 12 пушками. В результате вмешательства европейских держав был заключён договор, предусматривающий пятилетнее освобождение от налогов, избрание армян на государственные должности, назначение каймакамом христианина и всеобщую амнистию. Четверым армянским князьям, возглавлявшим восстание, было разрешено уехать во Францию.


Назарет Суренян, князь Зейтунский
Назарет Суренян, князь Зейтунский

В 1915 году спланированный младотурками геноцид армянского народа начался именно с Зейтуна, который был оплотом и символом армянского сопротивления. Фахри-паша командовал этой операцией совместно с немецким офицером Эберхардом Вольфскелом. С такой же жестокостью они подавили самооборону армян в Урфе, а также пытались взять Муса-Даг. Армян в Зейтуне убивали, а выживших женщин, стариков и детей (15 000 человек), начиная с 8 апреля депортировали в пустыню Дейр-эль-Зор. На их место поселяли турок, изгнанных из Румелии (Балкан).
После поражения Турции в Первой Мировой войне и начала французского протектората в Киликии часть зейтунцев вернулась в город; но в 1921 году они были повторно депортированы уже новыми турецкими властями - кемалистами.


Джованни Гуайта «Шейх Файез эль-Гусейн о геноциде армян»




?

Log in

No account? Create an account