С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

Хачик
lev_dmitrich lev_dmitrich
Previous Entry Share Next Entry
1915-й, июль
9 июля турецкие войска, действовавшие на мушском направлении, неожиданно перешли в наступление по всему фронту. Завязались бои на фронте Коп, Гель-Баши. Момент был выбран очень удачно. Ударная группа русского корпуса — 66-я пехотная дивизия генерала Воропанова и 4-я Кубанская пластунская бригада Мудрого, продвинулась вдоль южного берега Евфрата на 25-30 км, отряд Абациева на северном берегу отстал. На левом фланге 2-я дивизия Назарбекова уперлась в горы и также отстала.

юд
Командующий Кавказской армией генерал Николай Юденич (1862-1933) с офицерами штаба


Турецкие войска пытались охватить правый фланг 4-го Кавказского корпуса, оттеснить русских в пустынный и малонаселенный район северного берега озера Ван и одновременно перехватить основную коммуникацию корпуса, проходившую к перевалу Ахты долиной реки Восточный Евфрат. После разгрома основных сил 4-го Кавказского корпуса турки планировали перейти в наступление на Алашкерт, с юга выйти в тыл Сарикамышской группировке русской армии, разбить её, открыв дорогу на Карс и далее в Закавказье.
Для штаба 4-го Кавказского корпуса этот мощный удар противника оказался полностью неожиданным. Русское командование не подозревало, что против корпуса развёрнуты такие силы. Турецкие дивизии довольно легко находили слабые места в широком фронте, который нечем было закрыть, обходили русских. Турки форсировали Евфрат, прорываясь в тыл 66-й дивизии и пластунов. Попав в клещи, наши солдаты отчаянно отбивались и откатывались назад, чтобы не попасть в «котёл». Один батальон кубанцев попал в окружение, целый день дрался без связи со своими, понёс большие потери, но прорвался к своим. Огановский выслал на помощь из резерва Донскую пластунскую бригаду Волошина-Петриченко. Это было «экспериментальное» соединение, так как раньше донцы не выступали в роли пластунов. В первом же бою слабый резерв корпуса был опрокинут.
Под давлением превосходящих сил врага русские части, оборонявшиеся в районе Коп, отошли в район западнее Мелязгерт, а действовавшие южнее — начали отход на Адильджевас. 12 июля наши войска (главные силы корпуса — 22 батальона) вели бои на позиции у Мелязгерт. Огановский бросил в бой всё, что имел, даже конвой штаба. Наши войска попытались перейти в контратаку. Однако турок было слишком много. Турецкое командование вводило в бой всё новые силы. Русскую контратаку отбили. Наши войска не удержались и, сдерживая противника арьергардами, стали отходить далее на северо-восток. 16 июля русские войска дрались с противником на позиции у Сынджан, 19 июля — на позиции у Палантекен. Под угрозой обхода больших сил с левого фланга, русский корпус продолжил отступление. 20 июля бои продолжались в Алашкертской долине.
Забайкальская бригада Трухина и армянские дружины на южном фланге корпуса вообще оказались сами по себе. Связь прервалась. Против них турок было мало, заслоны. Но фронт рухнул, все коммуникации на севере заполонили турецкие войска. Отряд стал отступать кружным путём, по южному берегу озера Ван в сторону города Ван. Здесь располагалась Закаспийская казачья бригада Николаева и ситуация была мирной. Однако эти войска требовались на севере, где гремело жестокое сражение. Закаспийская и 2-я Забайкальская бригады получили жесткий приказ — оставить Ван и отступать к Баязету. Эти войска должны были прикрыть дыру в фронте. Это было трудное решение, вместе с русскими ушло всё христианское население.
Вместе с русскими уходило всё оставшееся христианское население области. С нашими солдатами ушли почти все дееспособные жители области — около 200 тыс. человек. Беженцы вносили в войска большой беспорядок, пугались от любого шума, загромождали дороги. Их необходимо было защищать. Это резко снизило боеспособность русских частей. Однако и оставить беженцев было нельзя, им грозила лютая смерть. Часто русская пехота и конница выполняли роль простого прикрытия колонн беженцев. Оставлять людей было нельзя. Дикие курды вырезали, насиловали и кастрировали не только христианских беженцев, но и русских пленных. Турки и курды шли следом за нашими войсками и беженцами, стараясь ворваться в колонны беззащитных беженцев, отколоть от них часть, ограбить и вырезать.Поэтому наши солдаты, казаки дрались не щадя себя, сдерживая врага отчаянными арьергардными боями. В этих боях от 4-й пластунской бригады уцелела только пятая часть.


алашкерт 1
Положение на фронте с 1 по 8 июля

И всё же множество мирных граждан не смогли спастись, и были убиты самым зверским образом. Так бывший в разведке хорунжий Елисеев писал: «С высоких скалистых берегов глубокого ущелья, насколько хватал глаз на юг и на север, по нему частями пятнами лежали трупы людей. Разъезд спустился вниз. Картина ещё более страшная, чем представлялось сверху. Женщины и дети одиночно и маленькими группами, видимо, семьями, устлали весь путь по ущелью. Изредка попадались мужчины-армяне у своих арб, без буйволов и разграбленных. Все взрослые с перерезанными горлами, дети убиты в голову острыми молотками… Молодые армянки изнасилованы и застыли, умерли в позорных позах с разведенными ногами и скрюченными коленями, с оголенными от юбок телами до самого пояса… Насилуя женщину, всякий курд, видимо, одновременно перерезал своей жертве горло. Картина была страшная и стыдная. В ущелье было тихо-тихо. Молчали и казаки…».
Турецкие власти, после захвата ряда поселений, обвинили в зверствах русских. Мол, это русские вырезали местное население. На самом деле турки начали резню ещё весной 1915 года, а теперь довершили её. Все христиане, которые не смогли уйти с русскими или замешкались по той или иной причине были преданы жестокой смерти. В том же Ване изуверствовали над стариками и больными. В приступе дикой ненависти разрушили дома и убили даже собак и кошек.

В начале августа 1915 года из-за большого утомления войск и проблем с доставкой припасов русские войска остановились. 4-й Кавказский корпус, оттеснивший турецкие войска на исходные позиции, в конце операции занял фронт от перевала Мергемир до Бурнубулаг. Южнее, до района Арджиш, располагались только наблюдательные посты и впереди конная разведка.
За эту победу главнокомандующий Кавказской армией Воронцов-Дашков и её командующий Юденич были удостоены орденов св. Георгия 3-й степени. Огановского отстранили от должности.


Алашкертская операция 1915 года



наз

Генерал Товмас Назарбеков (1855 — 1931)

Части, несколько дезорганизованные при отступлении, смешались с массой армянских беженцев, направлявшихся беспорядочными толпами, с громадными стадами скота, повозками, женщинами и детьми. В панике отступая, эти беженцы, никем не направляемые и подгоняемые звуком выстрелов, повторявшимся в горах многократным эхо, вклинились в войска и вносили в их ряды невероятный хаос. Часто пехота и конница попросту обращались в прикрытие этих кричащих и плачущих людей, опасавшихся наскока курдов, которые вырезали и насиловали отставших и кастрировали русских пленных.



Общее положение на фронте русских отрядов, действовавших в зоне озера Ван

18 июля

Курдское население района села Арджиш, поднявшееся против русских, сильно беспокоило отряд Назарбекова. Курды нападали на сторожевое охранение, не пропускали разъезды и образовывали вокруг отряда густую завесу. Кроме того, было установлено, что село Зираклю занято 2 турецкими батальонами. По показаниям пленных, в селе Латное находилось 6 полков регулярной конницы по 500 сабель каждый и якобы 3-я сводная пехотная дивизия Халил-бея. Затем пленные указывали на движение пехоты турок на восток, в обход правого фланга отряда Назарбекова. Опасаясь этого обхода и считая, что путь движения его отряда через село Патнос с целью контрудара во'фланг туркам уже перехвачен противником, Назарбеков решил, что единственно правильным мероприятием будет начать отступление через село Бегри-кала. Тем более что он видел — бойцы его отряда «утомлены боями, походами и почти полным отсутствием продовольствия».

Ввиду такой обстановки командир корпуса согласился с решением Назарбекова, и 18 июля его отряд начал отход в Алашкертскую долину. Оборона района город Ван и южного берега одноименного озера возлагалась на отряд Трухина. Отряд же Николаева, занимавший до сих пор город Ван, должен был после прохода отряда Назарбекова через село Бегри-каш отходить из города Ван к селу Кизил-диза, имея задачей охранять район от села Бегри-кала до села Кизил-диза. В своих действиях Трухин должен был базироваться на село Кизил-диза. Для наблюдения же за направлением на село Арджиш Трухину надлежало войти в соглашение с Николаевым и выставить из армянских дружин и части конницы заслон у села Сор, где имелась для него удобная позиция.

19 июля

Конный отряд Шарпантье прибыл в село Дришк. Ему было приказано по прибытии в село Кизил-диза принять в свое командование отряд Потто («пешего»), выдвинутый в этот день в сторону селения Сурп-Оганез, а также следующий позади отряд Назарбекова (прибывший 19 июля в село Арнис). Затем Шарпантье, сосредоточив эти силы на позиции у села Днадин или западнее должен был действовать «по своему усмотрению» во фланг туркам, наступавшим на перевал Ахты.

Вследствие наступления значительных сил турок на село Арджиш и вдоль южного берега озера Ван, а также ввиду трудности обеспечения длинной этапной линии город Ван, село Бегри-каш, село Кизил-Диза и опасности нападения турок со стороны села Арджиш, командир корпуса испрашивал разрешения у командующего армией отвести из города Ван конные отряды Трухина и Николаева и снять этапную линию. Просимое разрешение последовало, но отряд Николаева выступил из города Ван настолько поспешно, что не эвакуировал оттуда всех больных и раненых. Для прикрытия города Ван намечалось оставить там все армянские дружины, «если они пожелают».



Отход главных сил 4-го Кавказского корпуса к хребту Агры-даг

Главные силы 4-го Кавказского корпуса, не удержавшись на Палантекенской горной позиции, 20 июля спустились в Алашкертскую долину и приступили к укреплению позиции в предгорьях хребта Агры-даг — в районе села Верхний Дараби. Турки заняли село Кара-килиса. Чтобы облегчить положение 66-й пехотной дивизии, командующий армией приказал 2-му Туркестанскому корпусу 20 июля перейти в решительное наступление в направлении на Эрзерум, а 1-му Кавказскому корпусу вести на своем фронте усиленную разведку. Одновременно командир 4-го Кавказского корпуса ставился в известность, что вновь организованная ударная группа Баратова 22 июля должна была перейти отсела Даяр в наступление 5 пехотными полками. «Дабы иметь возможность рассчитывать на успех колонны Баратова», корпусу указывалось в случае отхода к перевалу Ахты удерживать турок, не давая им возможности перейти через хребет Агры-даг «раньше трех дней».

Как указывается ниже, это разрешение вкупе с трусливой «поспешностью» генерала Николаева (а также, очевидно, и Трухина, ответственного за оборону города) привело к массовой резне курдами и турками армянского населения города Ван.

Абациев
Генерал Дмитрий (Дзамболат) Абациев 1857-1933


С утра 21 июля части 4-го Кавказского корпуса группировались следующим образом:

отряд Абациева занимал позицию на горном рубеже село Верхний Дараби, село Шато, имея 16-й Тверской драгунский полк к западу и бригаду конницы Потто («конного») к востоку от этого района;

отряд Потто («пешего») занимал позицию у селения Сурп-Оганез;

отряд Шарпантье находился в селе Кизил-диза;

отряд Назарбекова выступал из села Бегри-кала в селе Дришк;

отряд Николаева переходил из села Гелли в село Панз;

отряд Трухина выступал из района города Ван.

Таким образом, в решительный момент операции вследствие допущенных грубых оперативных овшбок левое крыло корпуса по-прежнему оказалось распыленным отдельными Отрядами вдоль этапной линии на 200 км — от города Ван до селения Сурп-Оганез. Шарпантье, который должен был объединить эти отряды, получил задачу «прикрывать район селения Игдырь и наступлением на запад в направлении села Кара-килиса содействовать Абациеву».


В этот день события на фронте 66-й пехотной дивизии (отряд Абациева) вновь сложились неблагоприятно для русских. С 5 часов турки повели наступление на всем фронте этой дивизии, причем было обнаружено движение их трех колонн, каждая в один пехотный полк, на село Джура, в обход левого фланга русских.

В предвидении обороны 66-й пехотной дивизии Абациеву было приказано занять на левом фланге позиции высоту с отметкой 7560; что не было выполнено. Благодаря этому турки около 16 часов захватили эту командующую над русской позицией высоту, с которой частям 66-й пехотной дивизии выбить турок не удалось.

К 18 часам были получены сведения (оказавшиеся ложными) о начавшемся обходе турками в направлении на село Дода.

Тогда же турки начали обстреливать коммуникацию отряда Абациева, базировавшегося через перевал Аты.

Причины неорганизованности действий 4-го Кавказского корпуса

Затем командиру корпуса ставилось в упрек, что он, имея 15 полков конницы, не организовал сколько-нибудь удовлетворительной разведки и связи. Тактическая организация корпуса была совершенно нарушена, части перепутаны.


Со своей стороны, главнокомандующий Кавказской армии Воронцов-Дашков, обеспокоенный событиями на фронте 4-го Кавказского корпуса, указал Огановскому, что войска были истомлены отнюдь не боями, а бесцельными и «бессвязными» форсированными передвижениями, а также хроническим недоеданием, и «это в то время, когда большие, запасы, собранные в город Мелязгерт, остаются туркам, а собственные войска голодают».

Все это вместе взятое» совершенно «испортило» без особо уважительных причин так «методично созданную обстановку» на левом крыле армии. В связи с этим, как указывал начальник штаба главнокомандующего, Воронцов-Дашков предлагал «не стесняться и не проявлять неуместного сожаления и представлять к увольнению всех несоответствующих своему назначению начальников».

На это 25 июля Огановский ответил, что бесцельные и бессвязные форсированные марши совершались по указанию высшего начальства, причем некоторые войска прошли около 800 км и более. Как например, указывалось на рейд отряда Шарпантье вокруг озера Урмия, а также на большие переходы стрелков и пластунов в погоне за отрядом Халил-бея, после чего все эти утомленные части оказались переброшенными на Мелязгертское направление.


Шарпантье_Клаас-Густав-Роберт_Робертович
Генерал Николай Шарпантье (1858 — 1918)

15 полков конницы действительно были разбросаны, но это вызывалось большим фронтом корпуса. Огановский считал, что, несмотря на плохой конский состав кавалерийских частей, все же в отношении разведки сделали все, что могли.

«Выгодная для нас обстановка, — продолжает далее Огановский, — была нарушена исключительно подходом и наступлением свежих турецких сил более 6 дивизий, а также недостатком у русских огнестрельных припасов и в особенности артиллерийских парков».
Заканчивая свой доклад, командир корпуса отмечал, что о некоторых начальниках, не соответствующих своему назначению, он уже доносил командующему армией. Если же плохо исполнено задание, данное корпусу, то в этом Огановский прежде всего считал виновным себя.


Бездеятельность не только Вивьена, но и самого Шарпантье в этой операции обращает на себя внимание. При этом резко выявились отсутствие стремления к маневру обходом и пренебрежение возможностью взаимодействия с соседями.
Корпус продолжал неудачно преследовать турок.
Причин их неудачных действий две: во-первых, наступление частей корпуса (особенно конницы, вновь распыленной на всем фронте) сводилось к лобовым ударам, а не к широким маневрам-обходам, и, во-вторых, кавалерийские начальники, выполнявшие ответственные задачи, слабо руководили конницей. Начальник штаба Кавказской армии, понимая причины неудачных действий 4-го Кавказского корпуса и желая подтолкнуть командира корпуса Огановского к большей решительности, 25 июля телеграфировал ему:

«...Вы лично были единственным, настаивавшим на энергичном отпоре хотя бы и превосходным силам турок. Все же окружающие: стояли за поспешное отступление или уходили без вашего разрешения и даже вопреки вашим приказаниям. Вот этот последний элемент, казалось бы, подлежал немедленному удалению, потому что позволяет спекулировать на вашей высокой боевой репутации. Раненые офицеры называют место и время, когда наши походные колонны внезапно подвергались обстрелу с самого близкого расстояния, что не говорит в пользу колонного начальника. В городе Мелязгерт из-за запасов произошла свалка, что также непохвалыю для старшего из присутствовавших там начальников. Зайдя в тыл туркам, конные части бездействовали в течение нескольких дней и т. д. От таких начальников необходимо избавиться в кратчайший срок, иначе все будет валиться совершенно несправедливо на ваши плечи. Главнокомандующему известно также, что в штабе у вас не было начальника штаба и вы вынуждены были работать один за всех».

оган
Генерал Петр Огановский (1851-?)

При таких условиях командир корпуса считал дальнейшее преследование турок не только бесполезным и невозможным, но и чреватым неблагоприятными последствиями. Поэтому он испросил разрешения у командующего армией приостановить продвижение и занять такое исходное положение, которое дало бы возможность предоставить отдых людям, организовать тыл и прочно обеспечить за собой обладание занятым пространством. Преследование турок в этом случае намечалось возложить на конницу.

С этим ходатайством командующий армией согласился, указав корпусу занять такое исходное положение, которое прочно обеспечивало бы владение захваченной территорией Турции. Затем корпусу приказывалось закрепиться, организовать тыл, наладить регулярную подачу продовольствия и фуража, обратив внимание на санитарное состояние войск. Надлежало также заняться сбором огнестрельных припасов и оружия русских и турецких образцов, тщательно организовать разведку как агентурную, так и войсковую, немедленно приступить к восстановлению организационных войсковых единиц и держать прочную связь с группой войск Баратова.



Положение русских войск, действовавших на Ванском направлении

В этот период положение русских на Ванском направлении осложнилось. 2-я Забайкальская казачья бригада (Трухина), выступившая из района город Ван к перевалу Тапариз, для обеспечения своего марша со стороны села Арджиш выслала в район села Бегри-кала боковой авангард войскового старшины (подполковника) Васильева. Этот авангард, выдержав неравный бой с двумя полками турецкой пехоты, 28 июля отошел к северу от села Бегри-кала, обнаружив, что ущелье у этого селения занято курдами. Подполковник Васильев находил, что с наличными силами, истомленными и потерявшими на несколько дней боеспособность, он не был в состоянии снова пробиться на юг для соединения с главными силами отряда Трухина. Последний ввиду наступления турок по северному берегу озера Ван и широких партизанских выступлений курдского населения отошел из города Ван не на север, а повернул через перевал Чуха-гядук на присоединение к Азербайджанскому отряду Чернозубова. В конце июля отряд Трухина сосредоточился в селе Эранос (10 км севернее город Баш-кала). Там он получил приказание двинуться к селу Бегри-кала с целью оказания содействия отряду подполковника Васильева.


Одновременно отряду Николаева, достигшему района села Кизил-диза, дана была подобная же задача. Для ее выполнения Николаев выслал 3 сотни, которые 28 июля заняли село Бегри-кала, причем в сторону города Ван и села Арджиш от них была организована усиленная разведка.

30 июля главные силы отряда Николаева переходили в село Бегри-кала, выяснив, что по дороге на село Арджиш турецких войск уже не было.


алашкерт 2
Положение на фронте с 9 июля и до конца 1915 года


Между тем отряд Трухина, сосредоточившийся в районе села Эранос, также оказался обессиленным форсированными переходами, поэтому наступать в сторону Бегри-кала он был не в состоянии. Трухин, оставив 5 сотен 2-го Нерчинского полка в распоряжении начальника Азербайджанского отряда Чернозубова, с остальными силами с разрешения командующего армией начал отходить на отдых в город Дильман (в Персии). На фронте Азербайджанского отряда Чернозубова усилилась враждебная деятельность курдов, направляемых германо-турецкими эмиссарами. Одновременно поступали тревожные сообщения о начавшихся карательных экспедициях турецких войск, поддержанных курдами, против аширетных несториан в области Хеккияри. Чернозубов предполагал выслать войска в село Диза на поддержку аширетных несториан. Проведенная операция выявила громоздкость в организации 4-го Кавказского корпуса, действовавшего на фронте протяжением до 400 км — от перевала Мергемир до Тавриза. Вследствие этого приказом по армии был образован особый Азербайджано-Ванский отряд Чернозубова, непосредственно подчиненный командующему армией. В район действий этого отряда была включена и зона северного берега озера Ван от села Арджиш.

Ближайшие предположения турецкого командования

Турки приостановили свое отступление, достигнув рубежа на хребтах Кон-даг, Бейляджан, озеро Назык-гель и село Кармундж. Этот район они укрепляли и занимали, имея в селах Хош-гельды и Абри дивизию пехоты. Кроме того, было замечено укрепление турками позиций на рубеже перевал Зернакук (северо-западнее селения Коп), село Кара-агыл. В целом 3-я, 5-я и 36-я пехотные дивизии с приданными двумя полками и жандармские части турок отходили па город Муш, а части 9-го корпуса — на село Хныс-кала.

После протекшей неудачно для турок операции германо-турецкое верховное командование серьезно обдумывало вопрос о новом наступлении. Но от него пришлось отказаться ввиду недостатка артиллерийских снарядов, расход которых на второстепенных фронтах был сокращен до минимума, с тем, чтобы их оказалось достаточно для решающего Дарданелльского фронта. Вследствие этого германо-турки, учитывая поражение группы Абдул-Керим-паши, решили перейти на Кавказском фронте к обороне, почему там были оставлены только самые необходимые части, две же пехотные дивизии (в том числе Халила) были затем переброшены на Багдадский фронт, западнее города Урмия.

На Мелязгертском направлении турки оставили лишь 36-ю пехотную и 2 кавалерийские дивизии. Части 11-го и 9-го корпусов в связи с расформированием группы Абдул-Керим-паши были оттянуты на Сарикамышское направление.

Устройство тыла 4 -го Кавказского корпуса в период Алашкертской операции

В организации работы тыла 4-го Кавказского корпуса следует учесть в этот период три переломных момента:

период перегруппировок корпуса;

период, предшествовавший наступлению корпуса на Мелязгертском направлении;

период отхода корпуса к хребту Агры-даг и его контрнаступление.

Организация и работа тыла в период перегруппировок корпуса

Тыл корпуса в период перегруппировок его войск с целью операции в сторону городов Муш и Битлис не был прочно организован, и на имевшихся головных складах потребного количества запасов продовольствии и фуража не было. Войскам корпуса и конной группе Шарпантье, передвигавшимся из Персидского Азербайджана на фронт, было приказано базироваться преимущественно на местные средства, но их оказалось крайне ограниченное количество. Поэтому войскам пришлось испытывать много лишений. Конная группа и отряды Назарбекова и Мудрого в пути от города Дильман до города Ван почти не получали хлеба и фуража, вследствие чего эти отряды прибыли в город Ван в плохом состоянии: Назарбеков и Мудрый доносили, что «люди исхудали, лошади в плохих телах, среди нижних чинов много желудочных заболеваний. В 6-м Кавказском стрелковом полку были беспорядки на почве недостачи хлеба». Здесь следует отметить, что в горных условиях паек войск требует высокой калорийности (примерно на 40% больше, чем на равнинных театрах). Вследствие недостатка хлеба и сухарей войска, захватывая гурты мелкого рогатого скота, бесконтрольно расходовали его. В итоге от чрезмерного потребления жирной баранины без хлеба и особенно без соли наблюдались случаи повальных желудочных заболеваний. При недостатке хлеба и мяса войска промышляли ловлей черепах, из мяса которых варили суп, а также рыбы, которую «глушили» обычно взрывами пироксилиновых шашек. При большом избытке мяса бойцы несли его куски наколотыми на штыки, что сопровождалось летом роями мух, заражавших мясо. От города Ван до места сосредоточения снабжения войск продовольствием и фуражом проходило также с большими перебоями. К концу сосредоточения в войсковых обозах и солдатских ранцах почти не осталось никаких запасов продовольствия, а между тем корпусные передовые склады еще не были организованы.


арм друж

Восстание турецких армян

Восстание турецких армян, не направляемое русским командованием на Кавказском фронте, вспыхнуло в начале апреля в областях, примыкающих к озеру Ван. Наиболее организованно оно протекало в районе город Ван, где восставшие армяне укрепились и были освобождены 3 мая подошедшими русскими войсками и 4 армянскими дружинами, зарекомендовавшими себя в боевом отношении с хорошей стороны. Что же касается восстания армян в районе город Муш, начавшегося 27 июня и не поддержанного русскими, то оно было жестоко подавлено турками.

Армяне, не успевшие эвакуироваться с передового турецкого театра с началом военных действий, в массе отказывались от явки в турецкие войска и уклонялись от выполнения поставок по реквизициям. Лояльность мобилизованных турецких армян оказалась под серьезным сомнением. Вследствие этого султанское правительство декретом от 2 июля 1915 года изъяло мобилизованных армян из действующей армии и направило их в рабочие батальоны.

Массы армянского населения передового театра военных действий насильственно переселялись турками в районы городов Алеппо и Диарбекир. Приведение в исполнение данных мероприятий началось в 1915 году и продолжалось два года. Эвакуируемые направлялись со своим имуществом и скотом в сопровождении турецких жандармов и должны были сами заботиться о своем пропитании в пути.

За указанное время было эвакуировано около одного миллиона человек. Военные власти и турецкое население держали |себя по отношению к эвакуированным достаточно корректно, в районах с курдским населением армяне, при попустительстве жандармерии, подвергались избиениям. В целом эпидемии и лишения стоили жизни приблизительно половине эвакуированных.

Эта эвакуация лишила 3-ю турецкую армию чиновников, специалистов и рабочих из числа армян. Она также лишила целые районы больших продовольственных ресурсов, которыми располагали армяне, а курдов сделала хозяевами положения в районах, из которых была произведена эвакуация.

Подготовка турками восстания в Закавказье

В связи с развитием Алашкертской операции турки в свою очередь подготовляли восстание в тылу у русских войск. Из района города Елисаветполя к турецкому командованию на Кавказском фронте еще в апреле 1915 года являлся предводитель местных мусульман Арслан-хан, желавший выяснить точку зрения германо-турок на основные моменты восстания, в котором возможно было бы рассчитывать на участие больших сил. Однако это восстание в связи с неблагоприятной обстановкой, сложившейся для германо-турецкого командования на Алашкертском направлении, было отложено.

Турки свои попытки поднять восстание перенесли в Персию, куда по окончании Алашкертской операции были направлены один из курдских главарей — Эмир-Наджен, и немецкий лейтенант фон Шейбнер-Рихтер, каждый с ротой турецких солдат.

Вместе с тем немцы планировали формирование легиона из лазов (население района города Трапезунд) в виде ядра для последующего восстания в Западном Закавкавье. Подготовка последнего была поручена немецкому полковнику графу Шулейбургу, прибывшему в августе в Эрзерум.

Эта подготовка заняла продолжительное время, так как требовалось урегулировать много сложных вопросов. Восстание не было осуществлено вследствие успеха русских в 1915 году на Кавказско-Персидском фронте. Однако на Кавказском фронте ни той, ни другой стороне не удалось использовать «движений» в тылу своего противника для организации восстаний. Начавшиеся же неорганизованно и несвоевременно восстания армян были подавлены турками, а курдов — русскими.


беже

Выводы о действиях сторон в Алашкертской операции

Оценка действий сторон в оперативном и тактическом отношениях

Перед русским командованием на Кавказском фронте после Сарыкамышской операции стоял вопрос в первую очередь об укреплении положения в Персидском Азербайджане в связи с поспешным отходом русских войск из этой области, занятой затем турками. При таком положении русское командование не имело возможности выдвинуть 4-й Кавказский корпус к озеру Ван для сокращения общего стратегического фронта, в противном случае турки, занимая Азербайджан, угрожали бы тылу и флангу этого корпуса. Русское командование решило использовать в первую очередь части резерва для нанесения удара туркам в Персидском Азербайджане, с тем чтобы затем перенести усилия этих частей на фронт 4-го Кавказского корпуса к северу от озера Ван.

Для этого маневра и связанных с ним перегруппировок Кавказская армия должна была располагать благоустроенным тылом. Действительно, усиливавших Азербайджанский отряд группе войск, особенно коннице Шарпантье, надлежало пройти от района город Джульфа через области южнее озера Урмия, а затем через район города Ван — на северный берег озера Ван. Войскам предстоял 800-км марш по трудным путям в горной местности.

В целом по маршруту города Урмия, Баш-кала, Ван, село Арджиш прошла масса войск, силой 8 кавалерийских и казачьих полков с артиллерией, 3 стрелковых полка 2-й Кавказской стрелковой бригады и 4 батальона 4-й Кубанской пластунской бригады. Все эти части базировались на склады этапной линии, по своей вместимости не могущие удовлетворить проходившую массу войск. Между тем подача довольствия из основных складов Кавказской армии, заложенных в приграничном районе, вызывала большие трудности, а местные средства были весьма ограничены. С другой стороны, при организации тыла 4-го Кавказского корпуса не предусматривались крупные (для данного горного театра) войсковые перегруппировки в направлении городов Баш-кала и Ван, где совершенно не были организованы продовольственные склады.
В отношении использования родов войск при стоявших перед русским командованием целях в Азербайджане и на северном берегу озера Ван задача была решена правильно, за исключением подчинения армейской конницы командиру 4-го Кавказского корпуса. При больших расстояниях на горном театре в первую очередь была использована конница. Однако, пройдя через Западный Азербайджан, она достигла затем района северного берега озера Ван уже сильно утомленной. Между тем в этот момент от конницы требовалась наибольшая напряженная работа, которой она не могла дать.

Кроме того; расстройство конницы произошло по причине начавшихся голодовок, а с другой стороны — вследствие слабого управления конными массами командиром корпуса и начальником Кавказской кавалерийской дивизии Шарпантье.

Одним из факторов, влиявшим на распыление конницы, явилось высыхание подножного корма в горах начиная с июня. Донесения начальников кавалерийских частей о бескормице, а вместе с тем и об ослаблении конского состава вызвали у Огановского и в его штабе впечатление, что только рассредоточение всей конной массы на фронте корпуса могло бы облегчить снабжение ее фуражом.


1915555

Оценка роли старших русских начальников

Во всей операции особенно выявилась отрицательная роль кавалерийских начальников Шарпантье и Вивьена. Командир корпуса генерал Огановский, выносивший на своих плечах всю тяжесть данной операции и связанный поставленной ему оперативной задачей, при неорганизованном еще тыле корпуса, действовавшего в горных условиях, не проявил соответствующей твердости в управлении. Он весьма терпимо относился к этим старшим начальникам и не отчислял их от командования, когда они даже уклонялись от выполнения ставившихся им задач и не проявляли воинского долга и мужества, которые должны быть присущи всякому командиру и бойцу.



Общие выводы по Алашкертской операции

Алашкертская операция привела к сокращению фронта главных сил Кавказской армии больше чем на 100 км, что позволило создать сильный армейский резерв.

Фронт армии вследствие выдвижения 4-го Кавказского корпуса был не только выпрямлен, но и получил отчасти охватывающее положение относительно правого фланга турок. Одновременно был достигнут выигрыш пространства, занятие которого прочно обеспечивало приграничную полосу Закавказья от вторжения турок.

Левый фланг Кавказской армии в пределах Турции оказался обеспеченным обширным водоемом озера Ван и труднопроходимым горным районом Хеккияри.
Рейд русской конницы с разрушением населенных пунктов курдов в Азербайджане (так же как и действия русских против курдов, выступавших в зоне озера Ван в период наступления турок) создал для Кавказской армии, начиная с конца 1915 года, крайне неблагоприятную политическую обстановку. Действительно, масса разоренного курдского населения некоторых районов Персии перешла на сторону турок и при начавшихся в 1916 году наступательных операциях русских от зоны озера Урмия в сторону города Мосул развила широкие партизанские действия на сообщениях русских.

Алашкертская операция не достигла своей конечной цели — окружения группы Абдул-Керим-паши — было взято в плен лишь около 4000 турецких солдат, 4 орудия и много обозов. В итоге туркам удалось сравнительно благополучно выйти из окружения, но в результате предпринятого русскими смелого и хорошо рассчитанного контрманевра широкий наступательный план германо-турецкого командования тоже был сорван.

В результате отсталости военной и культурной руководство русскими войсками было не на должной высоте, а временами, при нарушении воинского долга некоторыми старшими начальниками, оно граничило с предательством.



«Кавказский фронт Первой мировой войны» Корсун Н.Г.


P.S. До начала 1916 года на всем протяжении фронта боевые действия больше не велись.


?

Log in

No account? Create an account