С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

Лорис
lev_dmitrich lev_dmitrich
Previous Entry Share Next Entry
О грузинках и армянках Тифлиса
bank_20462_57631

Грузинки и Армянки почитают себе за особенное удовольствие быть в сих банях по десяти и более часов сряду. Там обедают, одеваются в самые дорогие платья, беседуют с знакомыми — одним словом, у них бани есть то же, что у нас публичное собрание, которого нет. С некоторых пор получившие большее просвещение, принадлежащие к высшему сословию дворянства и находящиеся в замужестве за Русскими чиновниками, носят Европейский наряд, посещают гулянья и бывают на балах у Главноуправляющего и других лиц; но большая часть сохранили еще свой национальный наряд и прячутся от мужчин, не обедают за столом с своими мужьями и имеют особые комнаты, куда, кроме женщин, мужа и ближайших родственников, никому вход не позволен. Выходя надевают огромное белое покрывало, называемое чадра, и закутываются в оное так, что видно только одно лице, а у придерживающихся еще вполне Азиатских обычаев, только одни глаза.

Жизнь Грузинок и Армянок, придерживающихся старины, есть томительная скука. Целый день сидят оне на тахте, которая есть не иное что, как весьма широкая скамейка на ножках, или с ящиками внизу. Сия мебель заменяет их постель, стол, стулья, диваны, кушетки и все выдуманное Европейскою образованностию; кушают, спят, шьют себе наряды, а большею частию совершенно ничего не делают. Со времени их знакомства с Русскими, честолюбие жестоко владычествует над умами Тифлисских женщин. Те из них, которые не имеют сами отличительных достоинств, тщеславятся одна пред другой чином и званием своих мужей, отцов и братьев; любят до чрезвычайности этикет, и входят по отношению к оному в наимельчайшие подробности. Я помню, что одна моя знакомая Грузинка, бывшая замужем за капитаном Русской службы, после его смерти, никак не соглашалась выйти за Штабс-Капитана, любезного молодого человека, который за нее сватался, боясь уронит свое достоинство. Сколько я не представлял ей всю странность такового поступка, но никак не мог убедить ее. Вы мне, странно советуете, отвечала, она; за что я должна себя разжаловать добровольно? Не помогли мои возражения, что не она, а муж ее был капитан, что в союзе супружеском надо искать в муже личные достоинства, напрасно я проповедывал в пустыне.

Неполное и ошибочное образование, каковое получали Тифлисские женщины, было главнейшею причиною, что союз, основанный на любви и душевном взаимном почтении, казался им дурачеством. Жених сватался за невесту заочно, по слуху о количестве ее приданного; невеста соглашалась, или лучше сказать, повиновалась приказанию старших и выходила замуж не за жениха, а за его чины и звание. Муж большую часть дня проводил вне дома; жена или посещала баню, или выдумывала наряды, и свидание их всегда состояло в каком-либо требовании со стороны жены, и досады со стороны мужа. Так протекала юность. Она улетела; морщины покрыли лице красавицы,— и она, не имея никакого занятия, делалась сварливою, несносною старухою, и наскучала мужу и всем домашним. Завидная жизнь! Желательно, чтоб жители Тифлиса, зная все сие, воспользовались просвещением, для них введенным Россиею, дабы во всякое время жизни могли пользоваться приятностями беседы образованной, проливающей удовольствие и счастие в домашней жизни. Я желаю сего тем более, что надо отдать полную справедливость красоте Грузинок. Как жаль, что прелестные сии лица, полные чувства и живости, отталкивают от себя выражением холодности, заметной во всех поступках! Если б они образовались, как уже некоторые; если б к красоте наружной присоединили все прелести утонченности, приличия и любезности Европейских дам, то кто бы не почел себе за счастие жениться на Грузинке?...


Порядок управления Закавказским краем, имея основание свое на законах Российских, изменяется в каждом округе принятием в руководство коренных законов и обычаев народа В каждом суде есть заседатели из туземцев, которые с знанием языка, соединяют знание местностей, способов, обычаев и нравов народных, а потому служат великим пособием для главного начальника, всегда бывающего из Русских. Кроме того есть при каждом управлении присяжные переводчики. Каждый житель Закавказского края способен к сей должности; ибо каждый знает по Татарски, Армянски Грузински и по Русски, но только в разной степени совершенства. Русский язык пользуется всеми своими правами за Кавказом; он говорит хорошо по Русски, есть признание важного достоинства в тамошнем жителе и его права на уважение народное, даже путь к почестям, отличиям и богатству. Для женщины же есть способ выйти за Русского, а это не безделица за Кавказом. Грузинка или Армянка всегда согласится выйти преимущественно за неважного Русского чиновника, чем за своего единоземца, хотя бы имевшего на своей стороне значительный перевес почестей. Сие происходит от влияния господствующего народа, как и везде в подобном случае.


Шесть писем о Грузии и Кавказе, писанные в 1833 году Платоном Зубовым


Напомнило записки Дюма

Да, похоже) надо будет перечитать,кстати

Они оба с Платошей были люди одного круга - кто не говорил на франсэ, неважно кавказский абориген или русский мужик, априори попадал в лучшем случае в разряд экзотики а ля "Клуб путешественников" с Сенкевичем в Новой Гвинее.

немногое изменилось, разве что язык

Ну я бы все же не сказал. Пропасти уже нет - слава информационной революции и либерализму

кто мы, или скорее наши дети без английского?

?

Log in