С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

языки наши
lev_dmitrich lev_dmitrich
Previous Entry Share Next Entry
«Однажды, господа, нам придется давать отчет мировому сообществу»
кан


В период войны служебная деятельность Канариса на посту шефа военной разведки вермахта в немалой степени сводилась к предотвращению отдельных несправедливостей и глупостей. Он особенно стремился, насколько это было в его силах, сохранить честь вермахта незапятнанной. С первых дней войны Канарис не сомневался, что в один прекрасный день все действия и поступки германских вооруженных сил станут предметом тщательного разбирательства на международном форуме. И он понимал, что при этом не в последнюю очередь займутся и руководимым им ведомством, буквально под микроскопом изучая каждую акцию и операцию абвера. Предвидя такую возможность, Канарис, который имел привычку заносить события предшествовавшего дня в дневник, с началом военных действий попросил начальников отделов вести хроники своей служебной деятельности, заявив пророчески: «Однажды, господа, нам придется давать отчет мировому сообществу».


Канарису уже исполнилось 47 лет, когда он принял руководство абвером. Несмотря на свежесть лица, он выглядел значительно старше своих лет из-за белых как снег волос. Поэтому у сотрудников он вскоре получил прозвище "седовласый старик". И на самом деле, своими зрелыми суждениями, которые он излагал короткими скупыми фразами, новый шеф разведки производил впечатление бывалого, умудренного жизнью старика. Канарис не был разговорчив, не любил откровенничать, стиль его речи был, как выразился один из соратников по движению Сопротивления, "эклептическим". У него были веские основания скрывать от внешнего мира свои подлинные взгляды и мнения. Как мы уже знаем, Канарис не принадлежал к тем, кто изначально отвергал национал-социализм. Нам неизвестно, когда он понял, что гитлеровцы - это не временное явление, которое можно преодолеть обычными политическими средствами, присущими парламентской системе управления, а чрезвычайно опасный феномен, угрожающий самому существованию Германии. Но к тому времени, когда он возглавил абвер, подобная точка зрения у него уже сложилась. Бойкот, объявленный евреям, и преследования любых "неарийцев", не имеющие ничего общего с законом, события 30 июня предшествующего года, сопровождавшиеся, как достоверно знал Канарис, многочисленными убийствами и другими жестокостями, - всего этого оказалось достаточно, чтобы загасить у него последние искры надежды на поворот Гитлера и его "паладинов" к лучшему. Но руководители НСДАП по-прежнему считали его своим и преданным их идее человеком, не в последнюю очередь из-за прошлых громких выпадов против него со стороны левых элементов, и Канарис не видел оснований преждевременно подрывать эту веру. Он с самого начала прекрасно понимал, какой мощный инструмент власти и влияния попал к нему в руки с получением под его начало такой организации, как абвер, и именно в авторитарном государстве, быстрыми темпами катящемся по наклонной к тоталитаризму.

Когда приказы Гитлера или старших военачальников, выполняющих распоряжения и указания фюрера, противоречили этому условию, то абвер их игнорировал. В зависимости от конкретной ситуации проблема решалась по-разному. Исполнение приказа либо на первых порах умышленно затягивали в надежде, что другие события отодвинут его на задний план, сделают неактуальным, и о нем постепенно забудут, либо пытались с помощью аргументированных возражений его отменить, либо создавали впечатление лихорадочной деятельности, топчась на месте и не предпринимая никаких реальных шагов.Насчитываются десятки, даже сотни подобных случаев. К конкретным примерам мы еще не раз вернемся. Именно к срыву преступных замыслов, осуществление которых покрыло бы вечным позором германский вермахт, сводился саботаж Канариса недозволенных приемов ведения войны. Те представители офицерского корпуса, которые ставили это ему в вину, так и не поняли, что не в последнюю очередь благодаря мертвому Канарису ОКВ, немецкие генералы и адмиралы и Генеральный штаб все вместе не были объявлены преступной организацией.

Главная ошибка автократии или неограниченного самодержавия как формы правления состоит в том, что она не допускает открытой узаконенной оппозиции. Отдельному гражданину, глубоко убежденному в том, что его государство страдает и будет продолжать страдать из-за негодного политического руководства, остаются два пути: или играть роль пассивного наблюдателя гибели своей страны, или же предпринять какие-то практические шаги, которые его враги непременно окрестят государственной изменой. В их глазах открытая оппозиция - мятеж или нарушение общественного порядка, тайная оппозиция - предательство и измена. И все же бывают условия, когда государственная измена становится первейшей обязанностью истинного патриота своей родины.


Абсхаген К. Х. «Канарис. Руководитель военной разведки вермахта. 1935-1945»



?

Log in

No account? Create an account