С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

западня честолюбия
lev_dmitrich lev_dmitrich
Previous Entry Share Next Entry
Крым больше не ваш
0282797524


По заключении Кучук-Кайнарджийского мира, по коему Крымское ханство признано было независимым от Турции, правительство наше начало принимать меры к заселению вновь приобретенного Новороссийского края. Выбор поселенцев для водворения в этом округе пал на проживающих в Крыму армян и греков, которых, обещанием различных льгот и привилегий, старалось правительство переселить в пределы Империи. Предписано было употребить “все средства уговорить тех христиан переселиться к нам, обнадежив их Высочайшим покровительством и всякою на первый случай нужною помощью”. Высочайшим указом от 9 марта 1778 г. на имя Светлейшаго князя Потемкина, повелено было всех изъявивших согласие переселиться из Крыма греков, армян и грузин “принимать со всей лаской и вспомоществованием, довольствуя во время пути провиантом.... дабы новые сии поселяне, со дня вступления в границы наши не токмо в пропитании своем не претерпели ни малого недостатка, но и по рассмотрению Вашему снабжены были как достаточным числом земли, так и нужными к заведению домостроительства их пособиями из казны нашей; впрочем, не оставим мы снабдить их нужными привилегиями”. Крымские христиане всех исповеданий чрез греческого митрополита ходатайствовали о выдаче им монаршей грамоты, государственною печатью утвержденной, на обещанные от Высочайшего имени привилегии и тем устранить сомнения простолюдинов . Армяне, со своей стороны, отозвались на призыв русского правительства: мысль об освобождении от мусульманской власти и надежда найти себе покровительство в могущественном христианском государстве настолько воодушевляли их, что трудности предстоявшего переселения нисколько их не устрашали.




pallas

Когда слухи о таковом предприятии России дошли до Крымского Хана, то как он, так равно и все мусульманское население пришло в сильное смущение: эмиграция христиан грозила большими материальными потерями и должна была вредно отразиться на их благополучии, так как от христиан только и получались доходы. Не доверяя основательности слухов, Хан обратился за разъяснением к генерал-поручику А. В. Суворову, который ответил ему, что Императрица, по чувству человеколюбия и долгу христианскому, соизволила переселить христиан в свои границы, дабы спасти их “от прегрозимых бедствий и сущего истребления”. Выражая, далее, надежду, что Хан не только прекословить не будет, но даже будет благоспоспешествовать, Суворов присовокупил, “поелику все, что до особы Вашей касается предохранено и награждено будет”. Уверение это не только не успокоило Хана и мурз, но привело их в бешенство. “Светлейший Хан”, писал кн. Потемкину Суворов, “изнуряемый гневливостью, ”выехал из Бахчисарая для воздуха”. В той же мере взволнованы были и населявшие Крым татары, по признанию которых, они теряли христиан “как душу из тела” . Видя, что “угрозами, подущениями, обещаниями и обыкновенным их вероломным лукавством” они не могут достигнуть цели, татары стали посылать к русскому двору просительные грамоты и даже депутации, но все попытки их удержать христиан в пределах Крыма остались безуспешными: “Татар, по мнению Суворова, должно за христиан удовлетворить в некоторых партикулярных долгах... Далее христиан надлежит удовлетворить за их тратимое недвижимое особливо сады, тем паче, что многие только от того их пропитание имеют”. В рапорте от 30 июля 1778 г. Суворов доносил графу Румянцеву-Задунайскому, что “высшее желание всех христиан есть то, чтобы поселяемы были вместе и на выгодных местах.... Сожалеют они оставлять их недвижимое родное, за то принужден был я им обещать здесь на месте удовлетворение из казны, яко иначе они и согласны бы не были” .



1

Переселение армян, судя по донесению Суворова , началось в конце июля 1778 г. “Слава Богу”, писал Суворов, “что веревка потянулась”. Предводимые архимандритом Петросом Маркосовым, армяне вступили в августе того же года в пределы нового отечества. Но здесь, с первых же шагов, на них обрушился ряд неожиданных бедствий.... Все заботы Екатерины и таких ее сотрудников как кн. Потемкин и Суворов о предоставлении переселенцам возможно больших удобств при водворении их в России не разделялись , по-видимому, ближайшим начальством той местности, которая намечена была для заселения. Не только провиант и перевозочные средства не были припасены в достаточном количестве, но даже не были отведены им участки земель, на которых они могли поселиться. Дойдя до Екатеринослава и Самары (ныне Новомосковск) они вынуждены были остановиться, и здесь, под открытым небом, им пришлось впервые познакомиться с ужасами неведомой им дотоле зимы, которая, на их несчастие, в том году была особенно сурова. Перенесенные армянами бедствия не поддаются описанию: стужа, холод и болезни довели их число до половины, очень многие из них разбежались, большинство же, и в том числе архимандрит Петрос, умерли в течение того же года. С наступлением весны армяне решились обратиться к Суворову. “При выводе нас из Крыма” писали они 18 апреля 1779 года “кроме известных 14 пунктов обещать нам изволили, что на место оставших наших домов дадут таковые же построенные; места по желанию нашему отведутся; жалованье и провиант производим будет. Но по прибытии нашем отведены места таковые, где нет ни воды, ни леса, да и в тех принуждают всякому расписаться, что они для нас удобны, что нам сделать нельзя по причине их неспособности. Провиант и жалованье сначала всем производили, а ныне некоторым совсем не выдают; людей хлебопашных отделяют от нас за 120 верст... и не только вознаграждения, но и последнего от грабежа разбойников и других притеснений лишились, и дошли до такой крайности, что и имевшие прежде у себя хорошее пропитание собирают ныне по миру милостыню, а другие от голоду отдают вовсе за малое число денег или хлеба своих детей. От какого голоду и по употреблению в пищу вареных в воду отрубей, много малолетних померло” . Затем 15 июля того же года депутаты от армян обратились и к кн. Потемкину с прошением, в котором объясняли, что “просили (они) о поселении их в форштате св. Дмитрия Ростовского, которая просьба Вашею Светлостью уже и опробована, но... что Азовской губернской Канцелярии губернаторский товарищ Герсеванов всех землевладельцев принуждает селиться на реке Терсе и наистрашнейшим образом повелевает им строить свои там дворы, а как оные к тому не соглашались, то из оных некоторые посажены в кандалы и употребляемы были несколько дней в канальную работу. Кроме того, и все, по неимению жилых домов и от всегдашнего пребывания на степи от солнца и частых дождей претерпевают крайнейшую нужду, ибо по повелению оного губернского товарища более уже трех месяцев, как из квартир выведены и ныне находимся на открытом воздухе, так что чрез сии перемены не мало душ померло”.... в виду сего просили депутаты “о поселении нашего общества единственно в означенном месте форштате крепости св. Дмитрия с окружностью позволить”.


Начало сношений Эчмиадзинского патриаршего престола с русским правительством.


P.S.Через восемь лет



?

Log in

No account? Create an account