С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Моя записная книЖЖка

западня честолюбия
lev_dmitrich lev_dmitrich
Previous Entry Share Next Entry
Относительно вероисповедания и богослужения московитов




Относительно вероисповедания и богослужения московитов, я скажу, что, насколько мне удалось узнать о сем, они считают себя и тех, кто придерживается с ними одной веры, самыми настоящими и лучшими христианами; нас же они не признают вовсе за христиан, а называют прямо погаными (paganos) т. е. язычниками. А между тем, они такие сластолюбцы, безбожники, обманщики и лжецы, что нельзя и описать, в чем мы достаточно убедились, прожив среди них полгода. На мой взгляд, едва ли найдется где, в свете, другая страна, где бы господствовал такой разврат и бесстыдство.



Насколько я мог заметить, они ни во что не ставят десять заповедей и слегка наказывают нарушающих их. Убийца, или другой какой преступник, наказывается за свое злодеяние заключением в тюрьму на два, или на три года. Отбыв это наказание, он становится еще худшим, нежели был раньше. Большая часть народа находится в полной крепостной зависимости, и если кто-либо из них поднимет руку на своего господина или вообще как-нибудь провинится перед ним, то тот имеет право убить его или поступить с ним по же татю. Они называют себя Павлинами (Pauliner) и исповедуют греческую веру в извращенном виде (Graecam fidem corruptam). Они строят свои храмы и церкви (Templa und Kirchen) преимущественно в вышину, как я раньше уже указывал, и почти, на турецкий лад (auf die tuerckische Art) с пятью или тремя круглым башнями, (Thuermen) с большими, тройными (dreyfache) крестами на них, намекая сим на Пресвятую Троицу. Проходя мимо какой-либо церкви, они крестятся или ударяют себя по голове, наклоняя ее. Колокола у них в большому употреблении, но они звонят в них совсем иначе, нежели это делается у нас, а именно, ударяя языком колокола то в один бок его, то в другой. В церквах у них нет ни лавок, ни стульев, а только наверху, кругом всей церкви, снаружи, идет крытый ход; сама же церковь снабжена многими маленькими и узенькими оконцами (Fensterlein). Народ стоит перед дверями церкви, или заглядывает извне в эти оконца, крестится и, таким образом, они молятся. Люди побогаче покупают для церкви собственные изображения , украшают ее этими расписанными дощечками, прилепляют к ним свечи и, зажигая сии последние, нередко зажигают и всю свою усадьбу (Haus und Hof). Каждый домохозяин — будь он беден или богат — имеет также у себя в доме своего особого святого , нарисованного на доске и висящего сзади стола, либо св. Николая, либо Василия, либо четырех Архангелов, либо еще кого-нибудь, так как они поклоняются бесчисленному количеству святых. Когда эти изображения освящены, то они почитаются как бы живыми существами. Таким образом, каждый может купить себе своего особого бога; на рынке их продают в большом количестве. У них существует обычай, войдя в комнату, прежде чем поздороваться, трижды перекреститься, наклоняя при этом голову и произнося следующие слова: Господи, помилуй меня грешного (Hospodi promilui mne grechni). В этом заключается вся их молитва и вообще, они плохо умеют молиться. Если из упомянутых изображений, какое либо упадет со стены, то никто не смеет поднять его, но священник должен поднять и снова освятить его. Это нам показалось весьма странным, равным образом и то, что мы неоднократно испытали, именно, что нам не позволяли трогать этих икон, когда видели, что мы хотим сделать это, говоря, что это — большой грех. Они также не признают христианином того, у кого нет на шее серебряного, золотого, или, если человек беден, медного креста, на котором вырезано несколько слов на московском наречии.


Их священники не получают никакого образования, как и вообще науки у них не распространены, как у нас. Они — грубые, необразованные люди и утверждают, что если у нас, немцев, существует столь много религиозных сект и идолопоклонство (Abgoetterei) то это именно благодаря наукам. Кто умеет читать и писать, тот считается у них вполне годным, чтобы быть священником или светским чиновником. Проповеди у них нет, и они лишь поют и бормочат скороговоркою наизусть (plappern), не понимая смысла, псалмы Давида в искаженном виде на своем наречии и иные московские канты (Gesaenge). Священники посвящаются не иначе, как по вступлении в законный брак, согласно словам Апостола Павла: "Подобает убо Епископу быти мужу единыя жены" . Не верно толкуя значение сих слов, они не дозволяют священнику вступать во второй брак, а светским людям в третий. Священник, по смерти жены, должен поступить в монастырь и там поститься и молиться о благополучии Великого Князя и всей страны до конца дней своих, но одному Богу известно, каким образом большинство из них исполняет это. С другой стороны бывает, что люди простого или иного какого звания, если они набожны, уходят в монастырь, когда им угрожает тюрьма за долги или они не захотят долее состоять в браке с женою, и освобождаются совершенно от всего. Мало того, подобный поступок еще восхваляется, как святое дело: он, де, все оставил ради Христа. Мы могли бы еще привести много подобных пустых отговорок по сему случаю. — И так, они освобождаются от всего и никто уже более не властен над ними. Они должны лишь оставаться на всю жизнь в этом звании и обязаны с той поры совершенно отказаться от употребления мяса, и жить согласно с прочими монастырскими правилами и обычаями (в этом заключается главным образом их святость; впрочем они живут, как им заблагорассудится). Нарушить эти правила считается смертным грехом, и другие монахи жестоко наказывают виновного розгами. Строго соблюдает посты и простой народ, который даже за большие деньги не согласится есть мяса, масла и творога, в среду или пятницу, даже в том случае, думаю, если этим можно было бы спасти жизнь человеку. Помянутых священников можно отличить от прочих мирян и узнать лишь по их головному убору и длинным волосам, которых они не имеют права стричь после своего посвящения, но должны отпускать очень длинными, а также и по их посохам, которые они всегда берут с собою, куда бы они не шли, и которые служат им единственным орудием защиты. Они имеют своего особого Папу (Pabst), в Москве, которого они называют Патриархом и которого московиты почитают как Бога и держат в строгом заключении (gar eingesperret halten). Его можно видеть лишь три раза в год в известном месте, где он служит обедню в главные праздники. В эти дни бывает такое стечение народа, что нельзя и рассказать, и всяк, кто его увидит, твердо убежден, что теперь ему отпущены все его грехи за этот год.



Они имеют также, в разных местах, четырех митрополитов, в честь четырех Евангелистов, а также и епископов своих, архиепископов, монахинь и много другого духовенства. Что касается крещения детей, то они крестят их не в церквах, а в проточной воде (im flieszendem Wasser), причем они приводят в пример Христа, что он был крещен Иоанном в Иордане. После крещения, священник мажет ребенка миром, точно также, как и у папистов, а крестный отец дарит ребенку, вместо обычного денежного подарка (Pathengeld), смотря по состоянию, серебряный, золотой, или медный крест, которые продаются совсем готовые на рынке, и поздравляет при сем ребенка с крещением и принятием христианства; крест этот ребенок, как мы уже упоминали выше, должен всю свою жизнь носить постоянно на шее. А так как мы не носим крестов, то они и считают, что мы не получили настоящего крещения. Они не позволяют также никому из наших жениться на ком-нибудь из них, разве что он вторично подвергнется крещению и примет участие в их кривляньях и служении идолам (Gauckeley und Goetzendienst). При браках и свадьбах они придерживаются следующих порядков: они не позволяют молодому человеку подойди к молодой девице, беседовать с нею, ухаживать за нею, или веселиться с нею где либо на пиру, — нет, брак устраивается исключительно родителями или близкими приятелями . Жениху дозволяется видеть невесту лишь после того, как он крепко обяжется уплатить известную сумму денег в случае, если брак не состоится. Дети обязаны подчиняться выбору родителей. Когда жених достаточно крепко обяжется, то невесту приводить к нему и вручают ее ему, в присутствии родных с его стороны и со стороны невесты, хотя бы она ему и не нравилась. Затем невесту всю покрывают шелковым платком, и две женщины из наиболее близких друзей ведут ее в церковь, где священник венчает их. Часто венчают детей (особенно у богатых людей) весьма рано, 9-ти или 10-ти лет, и, весьма редко, двадцати лет или более, как у нас. Это весьма странно, ибо такие дети не могут вполне понимать значение брака и он обращается в игру. Богатые и знатные люди держат своих жен взаперти в особых комнатах, откуда им редко дозволяется выходить. Если кто придет к мужу, то жена не смеет показаться ему, хотя бы то был родной брат мужа; еще менее смеет она вступить в разговор с чужим человеком. Они содержатся в заключении, точно птицы в клетке.




Своих покойников они хоронят с многими обрядами, громким воем и плачем, для чего они употребляют малых ребятишек (kleine Buben), которые бегут за покойником, и чем громче и больше они кричат, тем пышнее и почетнее считаются у них похороны.

Что же касается далее их нравов и обычаев, то в еде и питье они подобны скотам, грубы и неприличны. Едят обыкновенно без тарелок и ножей, хватают кушанья прямо руками. Для питья они употребляют большею частью мед и водку. Они — крайне коварны и корыстолюбивы, хотя, не взирая на то, считают себя самыми настоящими христианами и не терпят того, чтобы им предпочли какой либо другой народ.


Георг Тектандер "Путешествие в Персию через Московию" 1605 год


поучительно, оставлю себе, где-нибудь. Спасибо

Edited at 2014-08-17 12:04 pm (UTC)

Так верили в бога на Руси четыре сотни лет назад , самое интересное - что изменилось , а что осталось там же )

Уже тогда пропаганду включили, а сами немытые ходили все средневековье

Да ладно Алекс, чел проехал огромный путь и писал то , что видел ) если не веришь , прочитай все путешествие

Неважно, какой путь, важно кто платит за роман. И сейчас вон пишут много чего.

?

Log in

No account? Create an account